Пропустить навигацию
Естественные роды
ТЕМА
Е.Осоченко писатель, журналист

Почему я выбрала домашние роды

Обращение к медперсоналу и всем будущим родителям
Естественное рождение - лого

 

Опубликовано 26.04.2010

Шрифт:
Версия для печати

Екатерина Крушинская

Почему я выбрала домашние роды

Другие статьи по теме:

Необходимое предисловие от «Рождения»

Предлагаемая вам статья (или открытое письмо) была написана в 2004 году. Поводом послужили угрозы горздрава Екатеринбурга в адрес акушерки, которая помогла второму ребенку Екатерины родиться дома. Екатерина решила поддержать акушерку, наверное, единственно возможным способом - привлечением общественного внимания к проблеме родовспоможения. Эта статья была написана и разослана во все СМИ Екатеринбурга, была многократно процитирована в Интернете. Не смогли и мы обойти ее вниманием. Ведь, если пропустить первое предложение нашего предисловия, можно подумать, что статья написана сегодня. Итак, ...

В последнее время в Екатеринбурге вновь участились нападки на тех, кто предпочитает рожать дома - в газетах выходят ругательные статьи, горздрав рассылает гневные пресс-релизы, а ведущие екатеринбургские телеканалы размещают откровенно заказные материалы. И везде предоставлено слово только докторам и медицинским чиновникам. Другая же сторона в этом споре не присутствует. Я - одна из них, из тех женщин, которые по каким-то причинам отказались от родовспоможения. Меня зовут Екатерина Крушинская. У меня двое детей. Первый, 7 лет назад, появился на свет в традиционных условиях - в родильном доме. Второй - ему скоро два года - родился дома. Я просто не могу молчать, и написать «ответ Чемберлену» - это, если хотите, моя гражданская позиция.

Сразу хочу сказать: я ни в коей мере не против медицины больничной (назовём её так, поскольку слова «традиционная» или «официальная» здесь, на мой взгляд, не совсем подходят). Есть люди, кому просто не выжить без «доктора в халате с лекарством приятным» - это их выбор, выбор тех людей, кто каждый раз, столкнувшись с проблемой внутри себя, решает стать пациентом и ищет помощи вовне. Я сама - пусть это покажется претенциозным - собственную беспомощность переросла.

Испуганной девочкой я была в 19 лет, когда, забеременев практически сразу после свадьбы, пришла на приём в женскую консультацию. Я плохо представляла себе, что меня ждёт - я была совершенно не готова ни к беременности, ни к родам.

Сейчас, на изломе времени, когда прошлое кажется отвратительным, а будущего не существует, - сейчас очень модно ругать прошлое. И мне не чуждо это общее настроение - я склонна критически оценивать прошедшее время. Вряд ли кто будет спорить со мной (особенно представительницы прекрасной половины), что все мы - дети советского периода. Наши мамы стыдливо замалчивали «эти» темы, девочками в пионерлагере мы краснели, шушукаясь всё о том же, об «этом». Не дай бог было узнать, что учительница беременна и ей предстоит рожать ребёнка - в прозрачном девчачьем мозгу начинали роиться смутные мысли: а как это - рожать? Он что, у неё внутри? А как он из живота выберется? Ах-ох, страсти-мордасти!!! И наши с вами бабушки, матушки и учительницы старательно подогревали общее настроение.

И семья, и детский сад, и школа учили нас быть кем угодно - поварихой, швеёй-мотористкой, даже (!) женой - и об этом иногда вскользь упоминалось в школьном предмете «этика и психология семейной жизни». Но вот уж к чему нас точно не готовили - так это становиться Матерью. Не быть ею (пеленать, кормить, катать колясочку, читать малышу сказки и петь песенки - нет, с этим, более поздним периодом как раз проблем не было: об этом можно рассказывать, ведь здесь нет ничего «постыдного»!). Но вот СТАНОВТЬСЯ Матерью - зачинать ребёнка, вынашивать его и рожать Рожать спокойно и без страха - вот об этом наши заботливые взрослые стыдливо умалчивали. (Ведь наш с вами великий и могучий - как и любой язык - очень точно отражает массовое сознание: на всю лексику, связанную с деторождением, наложено негласное «табу». Попробуйте произнести вслух: «роды», «плацента», «схватки», «потуги» - приятного мало, верно? А почему, как вы думаете?

И кстати, как называются те органы человека, которые причастны к воспроизводству? В нашем богатейшем языке нет внятных слов, называющих «это». Либо мы имеем дело с незензурщиной, либо - с сухими медицинскими терминами. В обычной жизни, в быту спокойно и с любовью говорить об «этом», без стыдливых гримас - у нас не принято. И ведь редко какой художественный фильм обходится без сцен, где героиня рожает, страшно крича и надрываясь. Даже Толстой, который Лев, не мог не пройтись по этой теме - какая жуткая сцена родов в «Анне Карениной»! Ну, а Булгаков, а Чехов с их медицинскими байками? Нас убеждают, что рождение ребёнка - это страшно и мучительно. Не таинство, не интимный процесс - а жуть, кровь и грязь. Почему и кому выгодно держать население в плену этого убеждения? Никак не возьму в толк!)

По теме «про это» и в советском воспитании существовал (да и сейчас ещё существует) огромный пробел. Ослепительно белый, как халат доктора, и такой же стерильный, как медицинские инструменты. И, не зная как быть со своим новым состоянием, не умея себя слушать, каждая советская и пост-советская женщина, узнав о своей беременности, именно к нему и направлялась - к спасительному белому халату. Так было и со мной в 19 лет, и винить здесь можно только себя: именно я мало интересовалась тем, что такое беременность и что мне предстоит на самом деле; это я, не прислушивалась к себе, предпочитая перекладывать ответственность на доктора; это я, а не они, бездумно делала всё, что мне скажут. И в результате получила то, что получилось - стимулированные роды, травмы и ребёнку и себе, хирургическое вмешательство в первые часы - две операции под полным наркозом. А потом ещё и жутчайшая послеродовая депрессия. И никакой радости от своего материнства в первые месяцы детской жизни.

Вот оно - бессознательное родительство. Кого в этом винить? Естественно, только себя. И мне в том моём испуганном, незрелом состоянии сознания, спасением был только родильный дом и замечательные, чуткие врачи, которые сделали тогда всё максимально безболезненно. Возможны ли были домашние роды ТОГДА? Ни в коем случае!!! Непременно произошло бы что-то ужасное как с ребёнком, так и со мной. Непременно реализовался бы мой панический страх перед рождением ребёнка - последствием этого страха, наверняка, стали бы и те же травмы, и паника, только помноженные на домашнюю обстановку, где не было бы рядом специалиста.

И тогда же я поняла, что больше ТАК я не хочу. И либо у меня вовсе не будет детей, либо в следующий раз будет всё по-другому.

За последовавшие за этим пять с половиной лет в моём сознании произошла эволюция. Я менялась, я взрослела. Я окончила университет, я нашла работу по специальности, я научилась принимать ответственность на себя. И идея рожать ребёнка дома не свалилась на меня с потолка. Она стала логичным продолжением, ещё одним этапом в развитии моего сознания. Которое, в свою очередь, естественно несёт на себе отпечатки сознания массового. Мои мысли, безусловно, формируются под воздействием настоящего времени, и тех тенденций, которые существуют здесь и сейчас.

А что сейчас происходит? Ведь я не одна такая сумасшедшая мамашка, которая вдруг решает отказаться от медицинской помощи в родах. Всё больше и больше людей решают рожать дома, в привычной обстановке, в уединении, в гармонии. Чтобы почувствовать праздничность этого удивительного события. Рожать в муках, как загнанные лошади, как это предлагается нам делать в обстановке медицинского конвейера, - так женщины больше не хотят.

Кто решается на роды дома? Я вам скажу: это не пьяные, не бездомные, не нищие и безграмотные, каковыми нас хотят представить. Подавляющее большинство домашних рожениц имеет высшее образование, это журналисты, дизайнеры, психологи, политтехнологи и рекламные менеджеры, бизнесмены и музыканты Список можно продолжать - каждый месяц в Екатеринбурге происходит не меньше десятка домашних родов. И это - не случайность. Это - результат осознанного выбора этих людей. Они хотят быть СОЗНАТЕЛЬНЫМИ РОДИТЕЛЯМИ. Причём (ещё одна показательная тенденция!) всё больше МУЖЧИН стремятся не просто присутствовать при рождении своего ребёнка - будь то в больнице или дома, не важно! - всё больше отцов хотят помогать своим женщинам в родах. Это говорит о том, что рождение ребёнка перестаёт быть прерогативой государства.

Нас больше не штампуют, как винтики для гигантской машины - мы становимся людьми, мы сами хотим определять свою судьбу. Рождение ребёнка перестаёт быть общественной функцией женщины и становится, прежде всего, семейным праздником. Это ни плохо, это ни хорошо это закономерность развития общества, которое уже не является набором безликих граждан, а медленно движется к сообществу личностей.

Официальная же медицина, до сих пор толком не реформированная, по-прежнему несущая на себе отпечатки советского прошлого, борется за жизнь. Совок, агонизируя, грызётся за своё право господствовать во всех сферах жизни человека. И главное, что нужно отнять у гражданина, это его право на личную жизнь, его право на выбор. Тогда он станет послушным инструментом в руках государства.

- «Как хочу, так и рожаю!»

- «Вы что, женщщщщина!! Что вы несёте???!! Это же чёрт знает что такое! В нашей стране будете рожать, как положено!!!»

и не смейтесь, пожалуйста, это реальный диалог, имевший место в одном из родильных домов города Свердловска в 1977-м году. Так нас рожали наши мамы.

Когда же мы, наконец, перестанем держаться за старое? Когда, наконец, поймём, что медицина - это сфера услуг? И что это врач - для пациента, для нашего с вами удобства. Он - для нас, а не наоборот. Мы с вами - не заложники больничных коек и узких коридоров. Мы вправе воспользоваться услугами, а вправе - и отказаться от них. Если дозрели.

Но в том-то и дело, что люди не идеальны, и самоисцеляться, используя возможности своего мозга на 100%, человек до сих пор не научился. Когда люди дорастут до этого, тогда и медицина станет не нужна. Но это вряд ли произойдёт скоро. Пока же, безусловно, нужны чуткие и умные специалисты. И низкий поклон нем, кто ежедневно спасает жизни травмированных, задыхающихся, с переломанными ногами и остановившимся сердцем. И если у вас разболелся зуб, вы не обратитесь за помощью к сантехнику в соседнем подвале - вы (и я, конечно же!) мы, безусловно, пойдём к специалисту - лечить себя сами люди ещё не научились.

Но позвольте спросить, кого мы лечим от беременности? И снова хочу обратиться к родному языку - здесь мы имеем дело с системой «родовспоможения». Речь идёт о ПОМОЩИ. Обратите внимание: ребёнок РОЖДАЕТСЯ! Его не вырезают, как аппендицит. Мне очень понравилось, как сказал однажды мой знакомый, один екатеринбургский музыкант, (который, кстати, двоих своих детей принял в домашних условиях, и этим очень гордится). Он сказал: «Роды - это процесс интимный. Такой же, как и зачатие ребёнка. Ведь мы справились с этим без доктора - не приглашали его для консультаций: как нам сподручнее это сделать. Так почему же не менее естественный процесс - появление ребёнка на свет - должен протекать при участии медперсонала?»

И действительно, соглашусь с ним - если люди рассматривают процесс рождения ребёнка как семейный праздник, то разве логично ждать от них, что они поедут справлять его в больницу? Ведь больница (и опять обратимся к языку) она от слова «боль».

Впрочем (разрешите помечтать), я вполне представляю себе родильный ДОМ будущего, куда и я могла бы отправиться смело, если бы мне приспичило всё же рожать не в домашней обстановке. Во-первых, в таком Родильном Доме мне позволят выбрать позу, в которой нам с ребёнком будет удобней (не знаю, кому как, а я для себя поняла, что, сидя на корточках, рожать естественнее и безболезненнее, чем тужиться, лёжа на спине).

Во-вторых - это опять же мой вариант - я хотела бы рожать в воде. Это значительно менее травматично, и тут вряд ли кто будет со мной спорить - есть множество исследований, это давно доказано, что вода и расслабляет, и делает роды более мягкими. Если это ещё и морская вода - просто прекрасно.

В-третьих, я хочу знать того человека (назовём его специалистом), который будет мне помогать. Мы должны быть хорошо знакомы до того, как всё начнёт происходить. Задолго до этого. Это должен быть, прежде всего, психолог. Умный человек, который никуда не торопится, и может уделить мне времени и сил столько, сколько нужно. И уж в последнюю очередь он должен быть медицинским специалистом. Точнее даже, не таким докой, который лучше меня знает, что и как нужно делать и готов всё принять на себя - нет. В трудную минуту рядом должен быть скорее наставник и помощник, который ободрит и вселит уверенность, что это Я - молодец, что у МЕНЯ всё получится, что Я справлюсь. Я, а не он.

И наконец, обстановка должна быть интимной и умиротворяющей, действительно по-домашнему уютной и тёплой. И музыка, и свечи, и праздник.

Я размечталась. Такое невозможно до тех пор, пока будут существовать врачи двойного назначения - акушеры-гинекологи. Не может один и тот же человек и принимать роды, и тут же, в этом же помещении, этими же руками делать аборты. Подумайте сами: в наших женских консультациях в очереди на приём к одному специалисту сидят и беременные, с радостью ожидающие своего ребёнка, и те женщины, которые приняли решение от беременности избавиться. И ещё вместе с ними - те, кто, может быть, и хочет, но никак не может забеременеть из-за болезней. Ведь это абсолютно разные люди, разный настрой, разная энергетика! В такой обстановке потенциально здоровая женщина непременно окажется больной. Милые врачи, времена изменились, и пришла пора менять своё отношение к работе и принимать во внимание не только то, что можно пощупать и измерить. Сейчас только ленивый или абсолютно тупой человек будет отрицать, что есть дух, душа, есть энергия, и она оказывает влияние на наше подсознание и на всё, что происходит с человеком.

Вести беременность должны отдельные специалисты, которых будут учить на отдельных курсах. Люди, которые будут настроены ПОМОГАТЬ женщине, а не делать всё вместо неё. И чересчур глубокая специализация здесь ни к чему - ведь (снова послушаем родную речь) ребёнок РОЖДАЕТ-СЯ. Возвратный глагол, означающий действие, направленное на самого себя - то есть, ребёнок рождает сам себя. Излишнее вмешательство медицины здесь ни к чему. Тот, кто помогает женщине становиться матерью, должен, конечно, обладать специальными знаниями, но, прежде всего - это наставник особого склада. Если человек чувствует, что способен стать Акушером, пусть имеет возможность пройти медицинские курсы, получит документы и, уже без опасений вступить в конфликт с законом, сможет принимать роды в любой обстановке.

Предвижу, как набросятся на меня медицинские работники. Ну, что вы мне скажете? «Роды - процесс сложный и непременно требует медицинского вмешательства?» Неправда - при правильном настрое, в спокойной обстановке родить - не сложнее чем сходить в туалет. Ведь Природа не выдумала бы такого процесса, с которым человеческое тело не справилось бы. (За исключением патологий. Но беременность сама по себе - это не патология.) Врачи стали чересчур механизированы, слишком полагаются на различные УЗИ, КТГ и прочие высокотехнологичные исследования, разучившись доверять своим добрым рукам и чуткому сердцу. Акушер - это не врач, а помощник.

Уважаемые медики, врачи двойной специальности - акушеры-гинекологи! Вы хотите увидеть здоровое поколение? Помочь ему родиться - поколению новых людей, здоровых телом и духом? Пришла пора менять старые стереотипы - действуйте! Конечно, до создания отдельных, ЭНЕРГЕТИЧЕСКИ КОМФОРТНЫХ родильных домов ещё далеко, но уже сейчас любой участковый врач может стать деликатнее и добрее. Завтра же, на очередном приёме, попробуйте посмотреть в глаза своей пациентке. С чем она к вам пришла? Может быть, она хочет чем-то поделиться. Помогите ей отпустить свой страх и почувствовать уверенность в благополучности своего материнства. Вы увидите жизнь переменится и у нас начнут рождаться здоровые дети.

Столкнувшись с грубостью медперсонала в своей консультации, я, признаюсь, всё-таки не сразу приняла решение полностью отказаться от услуг медиков. Когда я, радостная, пришла со второй беременностью и хотела честно встать на учёт, женщина-доктор с мужской фамилией и военной выправкой так гаркнула на меня, такие наговорила вещи, что я выскочила из кабинета вся в слезах. «Вам ещё рано карту заводить - может произойти выкидыш», «возможны патологии - вполне вероятно, показан аборт», «вот ходят такие как вы - только бумагу на вас переводим, а потом приходят на аборт - приходится карточку выкидывать».

И тем не менее, я не сразу сбежала из консультации. В расстроенных чувствах, я обратилась к её начальнице и нашла понимание и поддержку! Я честно наблюдалась у неё несколько месяцев, но вскоре поняла, что медицинская машина стремится меня поглотить, подчинить себе - слишком многое было запрещено из того, что (как я интуитивно чувствовала) мне нисколечко не вредит. «С вашими диагнозами ни в коем случае нельзя заниматься гимнастикой!.. Плавание вам противопоказано!.. Обливание - это стресс для ребёнка!..» и так далее. Про хождение босиком по снегу и ныряние с пузом в прорубь я вообще не стала говорить доктору, чтобы её не расстраивать.

И так, очень постепенно, наши пути разошлись. Я делала то, что чувствовала необходимым, идя по пути естественного оздоровления. Заниматься этим я начала не во время беременности, конечно - во второй раз к беременности я начала готовиться задолго до зачатия. И, забеременев, не хотела менять привычный для меня уклад жизни. Но медицинские диагнозы, записанные в мою карту несколько лет назад, продолжали оказывать магическое воздействие на моих докторов. Я утверждала, что я здорова, что чувствую себя великолепно - мне не верили, полагаясь лишь на записанное в карточке. Меня убеждали, что я должна больше лежать, не напрягаться и чувствовать себя всё-таки не вполне здоровой. Наконец, мне надоело это выслушивать.

Рожать дома мне понравилось значительно больше, чем в стерильной обстановке роддома. Дом, как ни странно, дисциплинирует - уже не позволяешь себе душераздирающих криков, бережёшь психику домашних. И потом, сидя в ванне, делать это в сто раз удобней - ребёнок словно сам выходит. Здесь помогают и вода, и вертикальное положение. Самое приятное - никто не кричит в соседних палатах - играет музыка, горят свечи, рядом близкие люди. После того, как всё закончилось, ты можешь принять душ - в родильном доме это пока невозможно. Я, конечно же, ещё и облилась, поскольку без холодной воды просто не могу. Сразу после родов это помогло почувствовать себя значительно лучше, причём, как мне, так и малышу - он тоже облился. (И обливается, кстати, до сих пор. И на снег босиком выходит вместе со мной.) Уже потом, спустя неделю, мы сходили в детскую поликлинику, встали на учёт. Между прочим, с участковыми докторами мы и сейчас очень дружим - они оказались понимающими и деликатными женщинами. И, похоже, нас до сих пор считают самой здоровой семьёй на участке.

Отдельная история была с регистрацией младенца - здесь совковый маразм проявился в высшей степени. Оказывается, существует негласное распоряжение по городским ЗАГСам: не регистрировать детей после домашних родов. Таким образом наши чиновники решили бороться с «бесхозяйственностью» в этом вопросе. В законе, конечно, написано, что регистрация младенца осуществляется беспрепятственно, если мать приведёт свидетеля, который подтвердит, что у этой женщины в такой-то день произошли роды и появился на свет младенец какого-то пола. (и впрямь, а если рождение произошло в поле, в самолёте или в автобусе? И не было рядом медперсонала?) По закону такого свидетельства достаточно. Но не все родители это знают. Иногда, приходя в ЗАГС, они встречают агрессию и недоброжелательность. Многие выслушивали неприятные вещи: «Откуда нам знать, что вы не на помойке нашли этого младенца? А это точно вы его родили? Нам нужны медицинские справки!» - будто без медицинской помощи женщина ни за что не сможет разрешиться от бремени - так и останется пузатой на всю жизнь! А ведь бывают и стремительные роды, которые протекают всего за полчаса и «скорая» не успевает добраться, застревая в пробках - что тогда?

Ещё чиновники пишут в своих гневных пасквилях: домашние роженицы зачастую не наблюдаются у врачей (подтверждаю, действительно зачастую не наблюдаются - не желая портить нервы ни себе, ни ребёнку), и именно это (заметьте какой делается вывод!) становится причиной того, что «дома рождаются в основном больные малыши, а сами женщины потом обращаются к врачу с различными осложнениями». То есть, если нас наблюдают, это залог того, что всё пройдёт успешно. Ну, а если не наблюдают - увы. Действительно, кому не хватает уверенности в себе, кто не умеет чутко слушать свой организм, тот обязательно должен наблюдаться. Таких среди современных мамочек пока что большинство так в чём их винить? Пусть себе ходят к докторам на здоровье, если им так спокойней. Только я предпочитаю не лечиться от беременности, а проживать это редкой красоты и гармонии состояние. Проживать, ожидать, радоваться. А не страдать и заражаться чужими страхами в душных коридорах женских консультаций. Но большинство людей по старой привычке предпочитают переложить ответственность за своё здоровье (и здоровье потомства) - на медперсонал. Ведь будет с кого спросить в случае чего. (То есть, смотрите - сами пациенты заранее готовы к неблагополучному исходу.) Вместо того, чтобы быть просто здоровым. Не ждать болезни (патологии беременности, осложнений в родах), а БЫТЬ ЗДОРОВЫМ ВСЕГДА. Заниматься профилактикой, а не лечиться.

Нас запугивают страшными цифрами погибших при домашних родах. Поверьте мне, это натянутая статистика. Если взять процент смертности по родильным домам - это будут сопоставимые цифры (при условии, что роддома честно предоставят свою статистику). А те, кому суждено умереть в родах, умирают в любом случае. Я больше чем уверена, что тех, кто всё-таки погиб в домашних родах, не удалось бы спасти и в больнице. Тут возмущённые медики просто закидают меня камнями и различными «доказательствами». Но Судьба, если уже ей угодно будет, сложится так, что в ответственный момент в пути сломается «скорая помощь», в больнице отключится электричество, нужный специалист внезапно уйдёт пить чай или непостижимым образом выйдет из строя самое современное оборудование, или откуда ни возьмись, появится инфекция и выкосит нескольких ослабленных младенцев. И те, кто принимает роды давно, не станут спорить с этим - бывает, когда всё складывается мистически и сверхъестественно, и ребёнок, несколько раз оказавшись под угрозой, но, будучи спасён, всё-таки в какой-то момент погибает.

Богу - Богово, а Кесарю, как говорится, сами знаете, что. Это проблема всей медицины - здесь она вступает в конфликт с религиозными догматами: человек (врач) слишком много берёт на себя. Не даёт вершиться божьему промыслу. Впрочем, меня могут обвинить в религиозном фанатизме. Хорошо, тогда взглянем на проблему с естественнонаучной точки зрения. Почему гинекологи так стремятся сохранить беременность в случае угрозы выкидыша? Это только в Природе действует справедливый закон «выживает сильнейший». У людей же, с их извращённым гуманизмом, принято во что бы то ни стало сохранять жизнь больным и слабым. Жизнь ценна сама по себе, а качество этой жизни - не важно.

Но ведь если организм женщины упорно сопротивляется беременности, наверное, что-то тут не так? И сколько раз, проведя, наконец, женщине с хронической невынашиваемостью нужные анализы, врачи обнаруживали опасную для ребёнка инфекцию, или патологии в самом организме женщины. Если Природа хочет избавиться от этого ребёнка, значит ей виднее, верно? Но у нас зачем-то упорно продолжают в это не верить - колют женщину гормонами, дают ценные таблетки, изо всех сил сохраняют, сохраняют и чаще всего она рожает слабого, больного ребёнка. И уже самого несчастного малыша начинают таскать по врачам и больницам, лечат разные патологии, обрекая его на мучительную жизнь.

И это только тибетские монахи считают, что с самого момента зачатия у беременной женщины - две души. И это только в Индии знают, что прежде, чем лечить тело, нужно познать душу. Совковая медицина бездуховна по природе. «В здоровом теле здоровый дух» - это максимум, на что она сподвиглась. Дух в теле - замечаете? Не наоборот. В этом-то и ошибка - наша медицина (любая - гинекология, стоматология или хирургия) имеет дело с телом, с набором органов и систем. С мясом и костями. Впрочем, наличия души в человеке советская медицинская система не отрицает, но лечат её отдельно от тела, в клиниках, начинающихся со слова «психо-». И это, кстати, тоже считается чем-то постыдным. Стыдно, оказывается, иметь не только личную жизнь, тело и детородные органы, но и душу (тем более больную) - тоже стыдно иметь.

Есть и слово «психосоматика», которое, конечно, иногда принимают во внимание редкие специалисты. Но это головная боль может иметь психосоматическую природу, или невроз может быть вызван какими-то переживаниями. Но чтобы страх оказывал влияние на роды? Это медицинский персонал признавать отказывается. Они свято верят в волшебную силу уколов, таблеток и дезинфицирующих средств - поставим нужный укол, матка сократится и «начнётся изгнание плода». Опять, чувствуете? Русский язык даёт подсказку - какое под этим всем скрывается отношение. Какой тут семейный праздник, какая душа?! «Тужтесь, женщина, тужтесь!» (у них - рабочий процесс, у них - конвейер, у них - смена заканчивается, и пора уже домой уходить, а вы тут рожать надумали) И бедняжка тужится, старается - изгоняет. И находится в плену у своего страха.

Но, впрочем, можно ли винить медицину? Ведь и она - как и всё на свете - является отражением. Лишь отражением происходящего здесь и сейчас. Есть спрос - есть предложение. Есть люди, которые не сумели (ещё пока) разобраться со своими страхами (как и я когда-то, в 97-м году). И соответственно, есть добрый доктор Айболит (такой с детства знакомый и внушающий доверие образ человека в белом халате). Человек, который придёт, возьмёт всё на себя и скажет: «Не бойся, я с тобой! Вот мой спасительный шприц» - и женщине сразу станет легче. Страх пройдёт и роды начнутся. До тех пор пока есть страх, помноженный на беспомощность, нужен будет и доктор, чтобы помочь человеку избавиться от этого страха.

Это наше слабое место - и медики держат нас за него очень крепко. Они просто делают свою работу 0 эти пахнущие лекарствами, мужественные люди. И, мне думается, им тоже приходится очень-очень несладко.

Страх - это самая страшная инфекция, которую можно подцепить в родильном доме. Когда в соседних палатах кричат и стонут женщины, тут сама поневоле запричитаешь. Тут не до высоких мыслей о духовном - только и ждёшь, скорей бы кончился этот ужас. И этим ужасом мы заражаем ребёнка, которому, между прочим, тоже нелегко приходится, который на самом-то деле - главный участник происходящего. Это он - рождается. А задача мамы - помочь ему прийти в этот мир. А мы о чём думаем на родильном столе? (Вот опять - название-то какое! СТОЛ. Как будто рыбу на нём разделывать! И ещё это свет в глаза! И распорки для ног просто кошмар какой-то!) Оказавшись в таком месте, и без того впечатлённая своей беременностью женщина, и вовсе забывает про энергетическую связь с младенцем. Вот вам и ранние стрессы. А потом говорят: «Что-то дети пошли такие нервные всё сплошь расстройства и неврология.» Потому и неврология, что истеричные роды наших бабушек, добавленные к истеричным родам наших матушек, и наконец наше собственное поведение в родовой палате - всё это умножается и копится, и называется памятью поколений. И нашим детишкам это расхлёбывать. И дай бог, чтобы они доросли через 20-25 лет, и пришли к ОСОЗНАННОМУ рождению наших внуков. Рождению без страха и насилия.

Движение «духовного акушерства» появилось в Советском Союзе в 70-х годах, и поначалу развивалось подпольно, как альтернатива бездуховной официальной медицине. Сейчас уже не семидесятые - наступило третье тысячелетие, а власти всё продолжают по привычке загонять в подполье и поливать грязью то, что имеет место. То, что существует. Первые домашние роды были приняты в Свердловске в ещё 1989 году. И с каждым годом думающих людей становится больше.

Почему словосочетание «духовная акушерка» вызывает такую ярость у профессиональных медиков? Потому и вызывает, что это нечто другое, нечто противоположное. Но домашние роды - это не причина, и не объект для нападок. Это - естественное следствие нового мышления, обновлённого сознания тех людей, которые уже не хотят жить по-старому, которые доросли, наконец, до того, чтобы принимать решение самостоятельно. Назовите причины, по которым я должна обратиться со своей беременностью к этому чужому человеку, который только и думает, как бы поскорей закончить приём? Зачем я пойду к человеку, которому всё равно, что творится у меня в душе? Я это понимаю, и пойду совсем в другое место.

Ведь это такая тонкая материя - душа беременной женщины! Как мы подвержены в этом состоянии любому внушению, любому силовому давлению! И, напротив, как хорошо чувствуем доброжелательную атмосферу. Беременные интуитивно находят такие места, где их принимают.

Начав готовиться к ЗАЧАТИЮ второго ребёнка, я твёрдо решила, что теперь ВСЁ БУДЕТ ПО-ДРУГОМУ. «Девочка созрела».

Да, я ходила в семейный клуб. Отличный, прекрасный, любимый мной и моими домашними семейный клуб. Семейный от слова «семья». И уж точно не этот клуб стал причиной того, что я решила рожать дома. Никто меня не убеждал, не гипнотизировал - простите меня, я не бестолковый ребёнок, который будет делать всё, что ему говорят! Скорее наоборот, уже приняв решение отказаться от родильного дома, но, чувствуя себя недостаточно уверенно, я отправилась на поиски. А где есть спрос, возникает и предложение. Именно так большинство из нас и находит единомышленников. Здесь царит доброжелательная атмосфера что в этом плохого? Чем могут повредить занятия рисованием, гимнастикой и плаванием? Что плохого в том, что пузатенькие дамы, собравшись в кружок, поют вместе колыбельные песни или за чашкой чая обсуждают свои страхи или делятся радостями? Кто в женской консультации готов предоставить такое душевное общение? Кто покажет видеофильм о том, как проходят роды, о том, как правильно дышать, как расслабляться и разговаривать с малышом?

И вот наша группа - мы стали как сёстры, после того, как вместе переживали ожидание своих малышей. И вот теперь я хочу рассказать об этих девочках, чтобы стало, наконец, понятно, что никто ни в чём не виноват: ни психолог в клубе, ни доктор в родильном доме не сделает за тебя твою работу. Всё будет только так, как определит сама беременная женщина. Потому что ответы не все вопросы - в её голове. Надо только хорошенько поискать.

Итак, одна моя подруга сразу сказала, что будет рожать в роддоме, и чтоб мы её даже не уговаривали. Да, впрочем, никто и не пытался. И она прекрасно справилась в 27-й больнице. У неё, как она говорит, сейчас самые приятные воспоминания о врачах этого роддома. Как, кстати, и у них - она говорит, они очень её хвалили, и акушерка даже сказала: «Как хорошо работать с такими подготовленными женщинами - вот бы все так рожали!» Её отпустили на третьи сутки - и сама, и ребёнок обошлись безо всяких патологий.

Другая наша подруга, напротив, была жёстко настроена - только дома. «Ни к каким врачам я не пойду!» - говорила она вплоть до самых родов. И именно эта её агрессивность, как я догадываюсь теперь, сыграла с ней злую шутку: с самого начала роды пошли не так - перепугались и муж, и её мама, которые присутствовали дома. Сама она вела себя очень беспокойно и наконец домашним удалось убедить её вызвать «скорую». .. Девочка рожала больше суток - измучилась сама, измучила ребёнка - никак не хотела расслабиться. И у неё, и у малышки - травмы, разрывы, стресс. Выписка состоялась только через неделю. Врачи запомнили её как очень беспокойную и взбалмошную пациентку. Смогла бы она родить дома в таком состоянии? Ни дома, ни, как выясняется, в больнице, по-человечески разрешиться от бремени она не сумела. И никакая подготовка не помогла - есть такие крайне агрессивные, не-мягкие женщины.

Ещё один случай - с этой девушкой мы ходили, что называется, срок в срок, родить собирались чуть ли не одновременно. Она с самого начала была очень спокойна и говорила: «Я готова к любому варианту - лишь бы всё было удачно.» В результате, когда мы с нашим малышом уже собирались справлять кашу и звали всех в гости, отмечать месяц со дня рождения, она, наконец, стала задумываться, что пора бы и ей И в тот момент у неё хватило ума и смелости честно взглянуть внутрь себя и признаться: да, я боюсь. Она начала бояться - затянувшаяся беременность стала её настораживать. В трезвом сознании, шутя и улыбаясь, она собрала сумку и поехала в больницу. Практически сразу начались роды - страх прошёл, она ПОЗВОЛИЛА СЕБЕ начать рожать - здорового малыша родила быстро, осталась цела сама, и не причинила вреда ребёнку.

И здесь также - врачи остались очень довольны. Этот момент мне хочется особенно подчеркнуть - если в больницу на роды поступает подготовленная женщина, если она не устраивает истерик и не озлоблена на врачей и на себя саму, то роды практически всегда проходят без осложнений. Всё зависит от женщины, и не важно, где она дома ли, в больнице ли или вовсе рожает в вагоне метро.

И ещё - особо отмечу, что здесь я говорю только о себе и своих друзьях. О наших единомышленниках, число которых сейчас в Екатеринбурге, я думаю, составляет уже несколько тысяч. Безусловно, есть люди, которым не хватает смелости принять на себя ответственность за судьбу будущего ребёнка. Таким родителям, конечно же, необходимы и родильный дом, и женская консультация - я сама была такой 7 лет назад и поэтому я так говорю об этом - я знаю, о чём речь. Тогда я не была готова не то что к родам - я не была готова стать родителем, тем человеком, который в ответе за техС тех пор всё изменилось, и если кого и благодарить за то, что рождение второго ребёнка запомнилось для меня как праздник, что малыш здоров и я сама прекрасно себя чувствовала (и чувствую) если кому и говорить спасибо, так только мне самой. Если вообще это уместно благодарить саму себя. Просто я сделала свою работу. Сделала сама, не полагаясь ни на каких специалистов. Да, я родила дома. В феврале 2003-го я была к этому готова.

И пусть в роддома отправляются те, кому это необходимо. Но тащить туда за руки тех, кому это не нужно - наверное, всё-таки не стоит.

Яндекс.Метрика