Пропустить навигацию
Естественные роды
ТЕМА
Е.Осоченко писатель, журналист

Кейт Горман: О женщинах, рожающих на земле

Естественное рождение - лого

 

Опубликовано 19.09.2012

Шрифт:
Версия для печати

Е.Осоченко

Кейт Горман о женщинах, рожающих на земле

Другие статьи по теме:

…Он назывался Новый Семейный Фестиваль. Но для меня эти несколько дней стали полным погружением в женские темы, и прежде всего – в тему рождения.

«Когда мы рожаем – мы священные женщины»,

- говорит одна из героинь фильма о родах в Австралии. Женщины двух коренных австралийских племён согласились сниматься в картине «Birth Stories» режиссёра Кейт Горман только при условии, что этот фильм никогда не увидят их соплеменники-мужчины. Согласно тысячелетним обычаям этих людей, на всё, что связано с интимной стороной женского существования, беременностью и родами для мужчин наложено табу.

По этой причине режиссёр картины, актриса Кейт Горман в начале фильма сделала соответствующее предупреждение. И рассказывают, что на премьере картины в Австралии, услышав это предупреждение, все присутствовавшие мужчины-аборигены, поднялись и дружно вышли из зала ещё до начала фильма.

«Я не акушерка и не врач, но последние десять лет я занимаюсь тем, что помогаю женщинам в родах, - сказала Кейт о себе. – Кроме того, мне всегда интересны живые истории о женщинах».

5 сентября, в день открытия Фестиваля Кейт рассказывала о том, что увидела, долгое время живя рядом с австралийскими аборигенами. Иллюстрациями к рассказу были фотографии и фрагменты двух её фильмов «Face of Birth» и «Birth Stories». Чтобы эти «женские истории» были понятны, Кейт начала издалека:

«Вначале я расскажу вам немного об истории Австралии, чтобы картина была более полной. Двести лет назад англичане пришли на эту прекрасную землю, они убивали местных жителей и отнимали у них территории. Тех, кто сумел выжить, завоеватели поставили в нечеловеческие, унизительные условия. «Вы можете жить здесь, но знайте, что эта земля – наша», - сказали англичане. Однако, белые люди не понимают, что у аборигенов нельзя отнять землю – потому что они рассматривают себя как часть этой земли, и либо умирают на ней, либо стараются сохраниться несмотря ни на что…
С тех пор в Австралии мало что изменилось. Те немногочисленные племена, которым удалось выжить, все эти двести лет берегут свои традиции, в том числе и традиции родовспоможения, но с каждым годом их становится всё меньше.
В последнее время, когда государство взялось за улучшение ситуации в землях коренного населения, положение, напротив, только ухудшилось. В частности, правительство попыталось предоставить аборигенам права в сфере образования и здравоохранения, такие же, какими пользуется белое население. Но к сожалению это было сделано без всякого уважения к местному населению. Правительство пытается повысить их уровень жизни, вытащить их из бедности, не понимая, что на самом деле нужно этим людям. И эксперимент властей по запрету домашних родов и насильственному водворению в роддома представительниц коренных народов в действительности обернулся не улучшением уровня их жизни, а напротив, ведёт к снижению численности коренного населения Австралии.
Но вообще-то надо сказать ещё и о том, что в Австралии есть множество племён, и все они очень отличаются друг от друга….»

Чтобы проиллюстрировать свой рассказ, Кейт приступает к показу фотографий и фрагментов своего фильма. Героини – женщины из двух племён: апунгалиндум (в северо-восточной, богатой растительностью части Австралии) и племени йеркала из засушливых красных пустынь самого центра континента. Перед нами открываются разные аспекты женской жизни. Вот пожилые женщины показывают девочкам-подросткам, как приходит молоко. Вот они поют, задумчиво глядя куда-то за линию горизонта. Вот они танцуют, готовят еду, смеются, разговаривают, сидят у костра, рисуют на огромных холстах свои удивительные картины из крошечных разноцветных точек…

В одном сюжете чернокожая бабка-повитуха, поглаживая себя по животу, показывает способ «выдавливания» младенца. Кейт поясняет: женщины этого племени рожают сидя: повитуха садится на корточки, к ней на колени усаживается роженица, и повитуха усиленно массирует её живот, смазанный специальным снадобьем из жира кенгуру и листьев эвкалипта. По словам Кейт, в этом племени не было ни одного случая рождения в тазовом предлежании – как говорят сами повитухи, «мы показываем ребёнку, где выход, чтобы он знал, как правильно родиться». Вторая повитуха встречает ребёнка, сидя напротив роженицы. Она поёт специальные песни, «вызывая» ребёнка, призывая его на этот Свет.

На вопрос из зала – не бывает ли разрывов в таких родах на корточках – Кейт отвечает:

«Специально я не выясняла, но по моему мнению, это вряд ли возможно. Дело в том, что большую часть жизни женщины этого племени проводят на корточках – в этом положении они стирают, готовят еду, разговаривают. У них очень мощные ноги и наверняка тренированные мышцы промежности».

Вместе с Кейт мы смотрим ещё один австралийский ритуал: аборигены разводят костёр из влажных листьев и растений, обладающих антисептическими свойствами. Над образовавшимся дымом держат месячного младенца. Его поворачивают с боку на бок – он молчит, его взгляд задумчив. Это – не просто гигиеническая процедура, помогающая заживить возможные ранки на коже и защитить ребёнка от инфекций. Это ещё и глубоко символический ритуал – по поверью апунгалиндум, через месяц после родов наступает время отделения ребёнка от матери. До этого он неотлучно находится с матерью, у её тела – она повсюду носит его с собой в специальной перевязи. Но через месяц наступает время ему снова родиться – теперь уже как члену общества. В этот же момент наступает и своеобразный «конец главы» для матери: она должна как бы «закрыться» энергетически. Для этого над тем же «асептическим» очистительным костром мать стоит некоторое время, позволяя дыму попадать между ног…

«Роды на Земле – одно из самых прекрасных переживаний, - произносит с экрана австралийская повитуха. - Когда мы рожаем на Земле, мы приносим дар Матери-Земле за то, что мы имели счастье родиться. Мы получаем от Земли силу и мужество, мудрость и женственность. Мы – священные Женщины, когда мы рожаем»…

Кейт поясняет: в языках коренных народов нет понятия «домашние роды» - вместо этого они говорят «роды на земле». И когда эти женщины говорят «родиться на этой земле», они не имеют в виду принятое у белых широкое понятие «родиться в этой стране». «Родиться на Земле» для них – это значит родиться именно здесь, в этой точке, на этой почве, в прямом смысле – прямо на земле. Родиться так же и там же, где родились все предки…

Иногда, по словам режиссёра, в холодное время года новорождённого «заворачивают в землю»: сразу после появления на свет его кладут в тёплую пыль у ног матери, осторожно осыпая его землёй. Тем самым удаётся согреть новорождённого. Кроме того, этот ритуал также имеет символическое значение – устанавливает связь с землёй.

Особое отношение аборигенов к своей земле сказывается и на их способе обращения с плацентой. К ней относятся очень бережно, существует сложный ритуал её захоронения:

«Для этих людей, - рассказывает режиссёр Кейт Горман, - важно правильно распорядиться плацентой после родов. Если она находится в земле, это является залогом здоровья и процветания новорождённого, есть специальные места для захоронения плаценты. Находясь в земле, она служит человеку на протяжении всей жизни, являясь энергетическим ключом, «кодом доступа» к земле предков»...

«Закапывая плаценту, - поясняют героини фильма, - мы выражаем своё уважение к Земле. Ведь мы берём от неё еду. Поэтому мы возвращаем плаценту земле, сажая сверху растение. Оно растёт и развивается, как любовь».

И когда ребёнок становится подростком, он срежет ветку своего священного дерева, чтобы вырезать для себя оберег, тотем своего племени…

Хотя, по словам Кейт Горман выходит, что жизнь этих людей на самом деле далеко не так счастлива, как может показаться. Благодаря всё той же программе официальных властей по «улучшению» жизни коренного населения, большое количество женщин из этих племён подвергается огромному унижению. Любая беременная женщина из представителей коренных народов обязана – по этой программе – на сроке 36 недель «сдаться» медицинским властям. Её сажают в самолёт (можно представить себе, какой это шок для женщины, выросшей на земле, и никогда не ездившей даже в автомобиле!). Но это ещё не всё. Её привозят в родильный дом, где в пугающей, незнакомой для неё среде, вдали от родных, среди чужих людей она дожидается родов в течение примерно месяца.

Когда же наступают роды, для этих женщин приходит момент самого большого унижения. Мы помним, что в традициях этих народов ни один мужчина не посвящён в таинство рождения – девочки воспитываются с таким убеждением с детства, и у них очень сильно понятие стыда. Между тем, по оценкам Кейт Горман, большинство акушеров в Австралии – мужчины. Почему же эти женщины не сбегают из родильных домов? Потому что, объясняет режиссёр, с другой стороны её удерживает в этой ситуации стыд и страх потерять ребёнка – пользуясь своим положением, врачи запугивают чернокожих аборигенок, уверяя, что если они уйдут из роддома, их ребёнок умрёт. А смерть ребёнка с точки зрения этих народов рассматривается как большой стыд, как позор на всю жизнь для его матери.

«Кроме того, - говорит Кейт – эти племена не так воинственны, как, к примеру, жители Новой Зеландии. Та страна также в своё время подверглась оккупации англичан, однако местные индейцы – племя маури – очень настойчивы. За свою землю двести лет назад маури сражались до последней капли крови, и сегодня в Новой Зеландии коренное население пользуется несравненно большим уважением, чем в Австралии. Даже надписи здесь сделаны на двух языках – английском и на языке маури».

Но вернёмся к аборигенам Австралии. Существует насаждаемое белым населением мнение, что коренные народы необразованны и глупы по своей природе. Это вовсе не так, отмечает Кейт Громан. Она провела много лет в племенах апунгалиндум, йеркала и других, изучала их культуру, быт и традиции и пришла к выводу: их Знание – другого рода. Эти люди имеют тесную связь с Землёй и всеми природными процессами. Они мудры глубинной, изначальной мудростью первобытного человека. Да, у них нет письменности, и мало кто из них говорит по-английски. Но большинство из них владеет тремя и больше языками – своим и соседних племён.

У них также есть изобразительное искусство, которое с успехом заменяет им письменность. Оно состоит из сложной системы символов, с помощью которых в картинах аборигенов записаны история их народа, информация о природных явлениях, об устройстве человеческого тела и происходящих в нем процессах... Более того, на европейских аукционах некоторые картины представителей коренного населения Австралии стоят порядка десяти тысяч долларов…

«Быть может вы обратили внимание, - говорит в завершение своего рассказа режиссёр Кейт Горман, - что все мои героини не смотрят прямо в камеру. Я просила их смотреть за линию горизонта или на какой-то предмет позади камеры – я сделала это специально. На самом деле, их взгляд такой печальный, что мне было очень трудно и больно снимать этих людей. Они чувствуют, что с каждым годом их становится всё меньше. Цивилизация с её родильными домами и медицинскими услугами, с её магазинами и общественным питанием, газированными напитками и алкоголем наступает, и коренное население Австралии постепенно растворяется, теряет свою самобытность. Многие переезжают жить в города, и остаётся всё меньше людей, кто ещё помнит и передаёт потомкам традиции своего племени»…

Яндекс.Метрика