Пропустить навигацию
Первичное здоровье
ТЕМА
М.Оден доктор (MD), Великобритания

Связь между родами и молитвой

Глава 15 из книги «Научное познание любви»
Естественное рождение - лого

 

Опубликовано 15.10.2008

Шрифт:
Версия для печати

Мишель Оден

Глава 15
Связь между родами и молитвой

отрывок из книги «Научное познание любви»

Другие статьи по теме:

книга М.Одена 'Научное познание любви' 

© - опубликовано с разрешения правообладателя НОУ «Международная школа традиционного акушерства»

Еще один способ
исследовать человеческую природу

Мой интерес к молитве как к способу исследования человеческой природы зародился в необычных обстоятельствах. Я размышлял о тех позах, которые женщины чаще всего принимают во время самопроизвольных родов, когда никто за ними не наблюдает и не руководит, когда у них нет заранее составленного представления о том, как должны протекать роды. Они чаще всего так или иначе наклоняются вперед. Весьма распространенная поза во время родов — на четвереньках, опершись на колени и на руки. Во время последних изгоняющих сокращений поза чаще более вертикальная; многие женщины распрямляются, так и оставаясь на коленях, а иные встают и на что-то опираются, но все равно наклоняются при этом вперед. Когда я оглядываюсь на свой опыт домашних родов, то замечаю, что в большинстве случаев мне приходится находиться у женщины сзади, чтобы видеть, как рождается ребенок. Тому, кто старается разобраться в процессе родов, такое типичное поведение покажется оправданным. Несомненно, в позе на четвереньках многих женщин привлекает возможность облегчить боль, особенно боль в спине. Некоторые позы не только помогают уменьшить боль у матери, но также дают возможность младенцу легче совершать необходимые повороты в полости малого таза. Кроме того, если женщина наклоняется вперед, есть гарантия того, что крупные кровеносные сосуды — нижняя полая вена и аорта — не сдавливаются о позвоночник под тяжестью веса ребенка в матке (в противном случае это затрудняет приток кровик плаценте и отток от нее). Короче говоря, если мать наклоняется вперед, у ребенка меньше риск пострадать в родах. Механические преимущества так явно бросаются в глаза, что можно упустить из виду самое главное: в позе на четвереньках женщине легче отгородиться от внешнего мира. Эта поза как нельзя лучше помогает ей умерить активность неокортекса и таким образом способствовать выбросу гормонов, обеспечивающих эффективность маточных сокращений. Вид матери — отрешенной от внешнего мира, стоящей в коленопреклоненной позе — невольно наводит на мысль о связи между родами и молитвой.

Вероятно, молитва отвечает некой биологической потребности, и поэтому она столь же распространена, как и потребность выходить за пределы рационального (need for transcendence). Она такое же характерное свойство человека, как пение и смех. Следовательно, изучая человека, невозможно обойти вниманием вопрос о физиологии и функции молитвы. Молитва эффективно уменьшает активность нашего суперкомпьютера — неокортекса и способна помочь многим уйти в иную реальность, оказываясь вне времени и пространства. Задумаемся: это способ достичь той реальности, с которой и без того постоянно связаны наши собратья — четвероногие млекопитающие. Им нет нужды молиться. Им нет нужды время от времени отключаться от беспокойного гигантского неокортекса.

Молящаяся акушерка

На связь между молитвой и родами указывают и те качества, которые, по мнению представителей неиндустриальных обществ, должны быть у традиционной акушерки. В 1980-х годах Жаклин Венсан Прийа — маркетолог по профессии — жила в Малайзии вместе со своей маленькой дочерью, которую еще кормила грудью, и познакомилась с очень многими традиционными акушерками. Позже она предприняла путешествия в Таиланд и посетила племена лаху, акка и карен, а в Индонезии была у батаков, минангкабау и торайя. Благодаря ее опросам стало ясно, что для того, чтобы стать в этих странах традиционной акушеркой, женщина должна была легко родить сама, а еще обладать способностью легко молиться1.

Женщина по имени Нами из племени лаху в северном Таиланде без обиняков рассказала, как она попала в акушерки:

«Я рожала своих детей сама и... даже не знаю... люди все время говорили, что, раз я родила детей сама, то, должно быть, смогу помогать другим. Они стали приходить ко мне за помощью, и вот уж, кажется, лет двадцать, как я этим занимаюсь».

Вот пища для размышлений тем, кто отбирает женщин, поступающих в современные акушерские училища!

Хотя многие из тех акушерок, которых посетила Жаклин Венсан Прийа, упоминали молитву и «общение с духами» как способ помощи рожающим женщинам, подробно говорить о своих молитвах они не были расположены. Несомненно, они полагали молитву интимной частью своей жизни. Так, например, Булех, малазийская акушерка, сказала: «Я не могу открыть эти особые молитвы, которыми я молюсь, потому что это тайна — моя и духа». И молитва, и роды воспринимаются как глубоко личные, интимные события жизни, которые всячески скрываются от посторонних глаз.

В наши дни настоятельно необходимо осмыслить исконную суть акушерства. Стоит задуматься, каковы главные требования, которые издавна предъявлялись к повивальным бабкам и традиционным акушеркам. Современные акушерки проходят длительный курс обучения и получают квалификацию, если овладевают массой специальных знаний. У них, однако, мало общего с теми, кто стал заниматься акушерским делом потому лишь, что другие женщины их сообщества чувствовали себя с ними в безопасности. То, что женщина имеет опыт материнства и рожала легко, — едва ли не самое главное мерило годности женщины для акушерского ремесла. Способность изменять состояние своего собственного сознания одновременно с рожающей женщиной в точности отвечает нашемупониманию филологии родов: акушерка, глубоко погруженная в молитву, не беспокоит рожающую женщину, как это делала бы та, что берет на себя роль наблюдателя или специалиста, ведущего роды. Эти траиционные качества не противоречат овладению теми основными знаниями, которые сегодня считаются в нашем обществе необходимыми для акушерок.

Сходные затруднения

Главные препятствия к пониманию физиологии настоящей, идущей от души молитвы — те же самые, что затрудняют понимание физиологии родов. И то, и другое контролируется и регламентируется человеческим обществом. В роды общество то и дело вмешивается, не обращая внимания на потребность матери в уединении, навязывает ритуалы и внушает те или иные убеждения. Что касается молитвы, то она в большей или меньшей степени регламентирована во всех религиях, но в особенности в четырех пророческих конфессиях. Например, мужчины-иудеи должны дважды в день читать вслух молитву шема, тогда как в исламе салат читается пять раз в день, при этом молящийся должен находиться в строго определенной позе, повернувшись лицом к Мекке. Даже у неграмотных народов, имеющих лишь устную культуру, человеческая потребность молиться также направляется в заданное русло. Есть, впрочем, сведения о некоторых формах импровизированной молитвы, например, у представителей племен негритосов на Филиппинах и алакалуф на Огненной Земле2.

Итак, мы можем лишь прибегнуть к экстраполяции и попытаться представить себе, что же изначально являла собой чистая, истинная, самопроизвольно изливающаяся, инстинктивная молитва. Что касается сферы деторождения, то у нас в конце XX века те же самые затруднения, однако, пожалуй, все же легче ясно представить себе, что неизменно и универсально в процессе родов. Некоторые женщины, рожая, могут достичь такого инстинктивного состояния, что в их поведении нас гораздо более поразит сходство, чем различие, какими бы разными ни были культуры, в которых они выросли. Нас многому могут научить частные случаи, например, когда совсем юная мать рожает без чьего-либо присмотра, запершись в своей ванной комнате. Мы знаем так мало о физиологии родов и офизиологии молитвы, поэтому нам не следует пренебрегать никакими новыми подходами. Один из этих новых путей познания — исследование связей между аспектами нашей жизни, на первый взгляд не имеющими между собой ничего общего.

Точно так же, как физиологию родов легче понять, если изучать ее в контексте других явлений нашей сексуальной жизни, очень полезно взглянуть на процесс родов и на акт молитвы как на две вещи, тесно связанные между собой. Этот подход помогает нам понять, что человек — существо социальное — время от времени нуждается в том, чтобы уйти, убежать из состояния «личности». Слово «личность» (person) обозначает образ себя самих, который мы являем обществу, оно происходит от латинского persona — маска, личина, которую надевал актер, разыгрывая свою роль.

Человек не может все время быть «личностью». Это было бы слишком изнурительно, в некоторых обстоятельствах даже опасно для здоровья. Бывают моменты, когда нужно оторваться от общества, сбросить маску, стать самим собой, побыть в одиночестве, в смирении и простоте; иными словами, нужно ослабить ту степень контроля со стороны неокортекса, которая характерна для повседневной жизни. Потребность в молитве наиболее высока в начале взрослой жизни, когда неокортекс полностью развился. Молитва — способ возвратиться к нашим корням, к состоянию обычного млекопитающего. Ведь при молитве необходимо склониться вперед, хотя бы в переносном смысле. Быть может, изначальное назначение молитвы — снимать время от времени маску, в которой мы обычно представляемся миру.

То же самое относится и к рождению ребенка: в этой ситуации женщине совершенно необходимо сбросить личину, перестать быть «личностью». В уединении и смирении рожающая женщина входит в состояние млекопитающего. Ей хочется склониться...

Резюме

На мысль о связи между родами и молитвой наводит образ рожающей женщины, отрешенной, коленопреклоненной. Молитва и роды представляются событиями глубоко интимными, которые, по существу, отгораживают человека от общества.

Б и б л и о г р а ф и я

Яндекс.Метрика