Пропустить навигацию
Акушерская агрессия
ТЕМА
Н.В.Старцева
профессор Пермской Государственной медицинской академии

От избытка сердца говорят уста

Естественное рождение - лого

 

Опубликовано 05.11.2012

Шрифт:
Версия для печати

Старцева Н.В., профессор (Пермь)

От избытка сердца говорят уста

Другие статьи по теме:

От избытка же ума уста молчат, даже у специалистов от акушерства, которые когда-то клялись: «Не навреди!» …Ситуация ненормальная, если думать о выживании россиян, но и грустная до смешного: ведь только в моём городе за последние 25 лет стало в десять раз больше профессоров и докторов наук от родовспоможения – на фоне снижения рождаемости и численности населения. Разве не так же в других регионах? Показатели материнской смертности остаются неизменно высокими. Поэтому, вероятно, надо признать, что закон Паркинсона («повышение активности по мере роста бесполезности») теперь уже действует и в научной медицине.

Три года прошло со дня опубликования моего доклада в Кирове на IV Международном конгрессе «Молодое поколение XXI века: актуальные проблемы социально-психологического здоровья», где я участвовать очно не смогла, но, кажется, именно эта публикация получила больший резонанс за границей, чем в собственной стране. Изложенные в статье тезисы спасения материнства в России не только не повысили мой рейтинг, не только были встречены гробовым молчанием специалистов от науки и практики, но и злобным рычанием собственного руководства: «Как посмела!» И то, что я сегодня уже не профессор кафедры, а всего лишь профессор на пенсии, могу считать обязанным отсутствию той поддержки, на которую могла бы рассчитывать женщина с 30-летним стажем научной деятельности в области акушерства и гинекологии и 50-летним врачебным стажем. Однако я и в своём полузабытом научной средой положении вновь берусь за перо, которое никогда не продавала на деньги американских и прочих антироссийских спонсоров.

Тогдашний мой доклад в Кирове имел подзаголовок: «Акушерский геноцид». Лишь усилиями редакторов название было изменено на более социально приемлемое. Но то, что сегодня происходит со страной и акушерством, - это и есть одобренный научными проповедями геноцид.

Вопросы, поднятые в моей публикации, знакомы вдумчивым специалистам. И они, видимо, даже активно обсуждаются, но, как и ранее в советское время - «на кухне». А вот попытка коллективного нетрадиционного обсуждения проблем, проведённая не по приказу свыше и не индуцированная закулисными манипуляторами, натолкнулась на упорное молчание (почти как всегда).

Несколько лет ежегодно собираются акушерские симпозиумы в Сочи. Кажется, обсуждаются актуальные проблемы акушерства, гинекологии, репродукции, но они патронируются иностранными фармацевтическими компаниями, которые организуют клинические исследования в выгодном для них направлении, зачастую далеком от российских проблем. Однажды Сочинский форум возмутился вызывающей провокационной государственной статистикой (новой богиней, пришедшей на смену мудрости) по преждевременным родам, которая утверждала, что отечественные показатели сравнялись с таковыми в передовых европейских странах. Но столь низких цифр невозможно достичь без совместных усилий с мудрыми государственными политиками и психотерапией (не формально-бюрократической), так как главной угрозой, на мой взгляд, кроме акушерского головотяпства, является для беременной страх. Как же можно сравнивать себя с Европой, если даже собственные открытия в области психофизической подготовки к родам, и благополучно перенятые на Западе, в нашей стране почти повсеместно сведены на «нет»?

Вместе с тем, молчание власти тоже можно объяснить. Наверх выдают «хорошие», взятые из головы заниженные показатели, поэтому там, в министерстве, менеджеры пребывают в состоянии лёгкого тумана или тяжёлого дурмана, когда управление делами становится невозможным! Но если показатели «хорошие», то можно и на ниве практической жизни, по-прежнему, накачивать беременных препаратами железа, ненадёжными и опасными из-за тяжёлых осложнений здоровья и жизни вакцинами, антибиотиками, систематически укрывать сепсис в родовых учреждениях, обходиться без психотерапии и… спокойно готовиться к концу света. Настоящая, качественная помощь оказывается, в основном, для «своих». Остальные её лишь ждут, а жертвы – нередко, даже не попадают в статистику. А ведь эта качественная помощь чаще всего и есть строгое соблюдение принципа «Не вреди!»

Рядовые врачи, наши бывшие студенты, даже этого не усвоили и игнорируют нередко клятву Гиппократа, преследуя личную выгоду.

Имя и самоотверженная роль И. Земмельвейса остаются по-прежнему мало известными даже в медицинской среде. Стоит ли удивляться? Подвиг спасителя матерей не удосужился чести быть описанным в изданиях когда-то популярной серии «Жизнь замечательных людей». Сегодня понятно и почему: это была бы книга о преступлениях научной медицины (всё та же игра с цифрами и укрывательство умерших родильниц) в лице профессоров акушерства Вены, Праги, Будапешта против женщины и их одинокого защитника, скромного старателя родовспоможения. Один из «отцов» современной медицины Вирхов встал тогда на сторону оборотней в учёных мантиях. Многочисленные письма австрийского акушера к мировому научному сообществу с призывом: «Не вреди!» - натолкнулись на хулу или умолчание.

Акушерство стало сегодня агрессивным по духу и способно вместо помощи не только причинять физический и материальный ущерб пациенткам, но упорно отказывается от участия в родовспоможении других специалистов отечественной медицины. Практические врачи и ученые встречают с открытыми объятиями иностранные фармацевтические компании с препаратами, которые, зачастую, не проходили полного испытания у беременных в их собственной стране или эффективность которых весьма сомнительна.

Можно вспомнить Всемирный конгресс по пре- и перинатальной психологии в Москве 2007 года, когда ни один ведущий специалист Минздрава РФ, и ни один профессор акушерства из Москвы, несмотря на настойчивые приглашения (начавшиеся за год до открытия), не сумел (читай: не захотел) принять в нём участия. Власть обнаружила удивительное единомыслие: конгресс проходил в условиях информационной блокады, как говорил один из членов оргкомитета, в который входила и я.

Растёт убеждение, что здоровье и ответственность за качество беременности и родов для акушерства сегодня – надуманные критерии, имеющие слабое отношение к теперешней учёности. Поэтому, вероятно, делается упор на цифры, контролируемые властью, для которой и пляшет без устали богиня статистики. Можно 25-недельного рожденного ребенка записать в абортный материал, недоношенного – здоровым, развитие аутизма после прививки – в несчастный случай, а мертворождение при доношенной беременности превратить в криминальный аборт. Вот «хорошие» показатели и готовы.

Кажется, эксперимент на российских женщинах (российско-американский проект «Мать и дитя»), поставленный в отдельных регионах России с молчаливого согласия нашего Министерства, близится к концу. Уже подводятся итоги активного ведения последового периода, против чего я возражала. Но эксперты Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ) вынесли вердикт: «Активное ведение последового периода – вырывание его из матки – не влияет на величину и частоту послеродовой кровопотери и прочие осложнения (выворот матки, сепсис); можно применять этот метод, кто им владеет». Читай: спасайся, кто как может. Но ведь статистику для анализа им подали из историй родов всё те же заинтересованные лица, привыкшие к двойной морали.

Ускорение родов амниотомией (искусственным разрывом плодного пузыря) и стимуляцией окситоцином узаконено. Однако имеются сотни публикаций о вредных эффектах этого утеротоника (повышающего силу маточных сокращений): моя новая статья будет именно об этом. Среди структуры причин перинатальной смертности сейчас лидируют аномалии (уродства) развития плода, а родовая травма – самая частая «злодейка» выживших больных детей – отнесена в графу «прочие». Почему?

Ускорение родов медицинскими средствами – вторая проблема, которую я поднимала в докладе три года назад. Рождение человека совершается не по законам общества, а по законам природы, и с тех пор, как существует на Земле цивилизованный человек, не изменились ни женский таз, ни головка плода как объект родов, ни биомеханизм родов. На что же посягают врачи и некоторые ученые, искусственно укорачивая (практически в два раза) длительность родов?

А ведь у них в запасе «есть только миг между прошлым и будущим» да заповедь «Не вреди». Подлинный учёный – тот, кто умеет прожить этот миг вместе с беременной, не причиняя ей ущерба. Для наших сложных жизненных условий и современного состояния акушерства требуется более высокая квалификация специалиста, чем дипломированный учёный. Это ещё и высокая гражданственность, и вера в женщину, любовь к ней.

Я пыталась обсуждать некоторые проблемы акушерства с различными американскими ассоциациями акушеров-гинекологов (тех самых, что имплицитно разваливают отечественное акушерство), но результатом было молчание. Опыт личного обращения к власти в надежде на принятие конкретных, одобренных наукой мер по улучшению здоровья населения, всегда был негативным. Молчал мэр, молчал американский президент, молчал и российский. Казалось бы, всякому должно быть понятно, что молчание обладает ценностью золота – пока нация не вымрет или не разразится кризис. Но уже и молчать не могу. Через каких-нибудь полвека русский народ, россияне перестанут существовать как великая самостоятельная, независимая общность – если акушерство и власть не изменят своих приоритетов. Поскольку терпение и здоровье народа находятся на пределе, считаю, что молчание власти выгодно только антироссийским силам. Да и сама-то власть, всегда ли является сторонницей именно наших интересов? Если Пётр I построил город на краю империи (чтобы легче бежать за границу?), то современные отечественные капитаны политики уже строят себе мини-полисы за кордоном, а их родственники или коллеги на службе у народа и родоразрешаются там же.

Рассуждая логически (что они умеют лучше других), можно задаться вопросом, нужно ли им вообще качественное отечественное акушерство? Вероятно, нет. Россиянам «приказано не рожать», как утверждают авторы известного российского бестселлера. Ловушка должна захлопнуться?

Теперь о грозной опасности для здоровья и жизни беременных, которую предпочитают (слово «деликатно» уже не подходит) замалчивать. Она относится к разряду таких проблем практического акушерства, которые не обсуждаются и в научных журналах. Вместе с тем, за недоговорённость в реальности расплачиваются женщины и их семьи.

Речь пойдёт о плановых и внеплановых ремонтах родильных отделений и роддомов. Оперированные, родившие и испытавшие стресс выкидыша посреди строительного хаоса? Да, но кого это удивляет? Почти все через это проходили.

Далее. В больнице ремонт, но она, вероятно, выполняет план (по отчётам) приёма больных. Это никого не удивляет. У министерства, видимо, тоже вопросов не будет. Ещё ладно, когда роддом закрывается полностью. Его нагрузку берут, якобы, другие учреждения – естественно, с нарушением санитарных норм. А если ремонт в неврологическом отделении многопрофильной больницы, куда пристраивать больных на фоне сокращения числа лечебных учреждений? Будет, вероятно, неплохо, если разместят хоть рядом с гинекологией, где имеются беременные и пациентки после аборта.

Нужно ли кому-то объяснять, что обездвиженные, парализованные и лишённые качественного ухода больные (типичное явление современной России) служат источником опасных инфекций? Как же тогда отчитывались больницы за сепсис, который, конечно, увеличивался по частоте? Или существуют скрываемые от всех «нормы» для учреждений в ремонте? Вряд ли клятва Гиппократа не относится к работникам Министерства Здравоохранения и соцразвития России.

Расплачиваются за ремонты больниц своим здоровьем пациентки. Не является ли это главной, но скрываемой причиной смертности матерей, которую учёный мир настойчиво списывает на экстрагенитальную патологию, прежде всего?

Почему-то в течение последних 20 лет здравоохранение не может выйти из состояния падения. Кого это устраивает? Неужели так задумано?

Пора деятельность президентов оценивать именно по критерию здоровья и численности коренного российского населения, а не количеству побитых рекордов спорта и проданной нефти, тем более деньги почему-то не любят возвращаться в страну. Сколько можно испытывать терпение?

Рост числа диагностических центров, оказывается, не способен решать проблемы здоровья. Расстающиеся со служением врачи, знающие медицинскую «кухню» изнутри, со страхом вопрошают: «Не знаю, к кому пойду лечиться, и где будут рожать родственницы!?» Падение способности исцелять и не вредить налицо. Происходит методическое «вымывание» подлинных профессионалов из лечебной сети. Повсеместно неумолимо действует и второй закон Паркинсона: повышение врача по административной лестнице приводит к падению на профессиональном уровне.

Сегодня звание врача (не главного врача больничного учреждения) у пациентов больше ассоциируется с положением низкооплачиваемого чиновника-неудачника, чем целителя. И едва ли не главный критерий деятельности для него – порядок со статистикой.

Явная и беспросветная беспомощность государственной и частной медицины в кардинальном решении проблем родовспоможения должна была бы стать поводом обращения к разным специалистам, которые предлагают сотрудничество. Я со своей стороны хочу сделать предложение. Но прежде несколько замечаний. Не хватит ли министерским учёным важничать, выдавая наверх виртуальные среднеевропейские показатели? Этим рейтинг власти уже не поднять. Ещё сто лет назад годовые отчёты крупных больничных учреждений (в том числе и из глубинки России) печатались в доступных столичных научных акушерских журналах. Они и были средством контроля со стороны общественности над возвысившимися по административной лестнице докторами. Большевики разом покончили с этой гласной практикой. Если мы живём сегодня в условиях режима, называемого демократией, то где же можно познакомиться с отчётами роддомов и больниц?

Теперь предложение. Развивающееся движение домашних акушерок государству давно следовало бы поддержать, а не рассматривать как конкурента официальному акушерству в борьбе за души беременных. Тем более, они даже и денег не просят. Именно ремонт городской больницы может стать впервые тем моментом, когда сами акушеры-гинекологи из её состава будут предлагать роды на дому под личным наблюдением. Тогда по-настоящему заработают и семейные врачи, и наверняка количество кесаревых сечений станет меньше, как и число случаев сепсиса. Если у дверей дома роженицы станет дежурить и «скорая», то это будет знаком хороших перемен.

Кому же на руку затянувшаяся наблюдательная позиция министерства здравоохранения на фоне депопуляции страны?

Акушерство сегодня приняло форму, не способную серьёзно улучшить ни самочувствие, ни здоровье беременных. Поэтому я подготовила этот меморандум и обращаюсь через сайт московских домашних акушерок к специалистам науки и практики, которые ещё воспринимают акушерство как служение, а не бизнес, педиатрам, врачам общей практики и российским женщинам. Скажите своё веское слово правды об акушерстве и его жрецах! Неужели вы не испытываете тревогу за будущее внуков, ведь сегодня идёт речь даже и не о здоровье нации, а о нашем выживании? Добавлю от себя: в условиях акушерского вандализма!

Великий русский врач Н.И. Пирогов писал: «Пусть женщины поймут своё высокое назначение в вертограде человеческой жизни. Пусть поймут, что они, ухаживая за колыбелью человека, учреждая игры его детства, научая его уста лепетать, делаются главными зодчими общества. Краеугольный камень кладётся их руками…»

Понимает ли это нынешнее акушерство?

Хочет ли понять власть?

Надеюсь, в этот раз моё обращение встретит не только неприятие или ругань людей, в силу высокого служебного положения возомнивших себя единственными корифеями и опекунами женских душ, а найдёт поддержку специалистов акушерства и российских женщин, например, через выражение своего мнения на сайте московских акушерок. Если мои ожидания оправдаются, то предлагаю это новое общественное мнение и озабоченность выразить в реляции к президенту РФ.

С моим докладом «Материнство под угрозой. Агрессивный акушерский вандализм» в г. Кирове в 2009 году можно познакомиться в московском журнале «Status praesens» (2010, № 5.- с.72- 74), также на сайте naturalbirth.ru

С уважением к домашним акушеркам, почтением к российской женщине-матери
Старцева Наталия Вениаминовна, профессор (Пермь)

Яндекс.Метрика