Пропустить навигацию
У вас будет ребенок
ТЕМА
Ю.С.Массино кандидат биологических наук, старший научный сотрудник Института высшей нервной деятельности и нейрофизиологии РАН

Пренатальная диагностика в качестве евгенической медико-социальной программы в российском здравоохранении

Естественное рождение - лого

 

Опубликовано 23.01.2008

Шрифт:
Версия для печати

Юлия Массино, кандидат биологических наук, старший научный сотрудник Института высшей нервной деятельности и нейрофизиологии РАН

Пренатальная диагностика в качестве евгенической медико-социальной программы в российском здравоохранении

Другие статьи по теме:

Источник: : Демография.ру 07.11.2007

  1. Пренатальная диагностика и евгенические аборты в качестве «приоритетного» подхода к профилактике инвалидности с детства в России. «Профилактика» болезни путем уничтожения «пациента»
  2. Тоталитарный характер программ массовой пренатальной диагностики и евгенических абортов. Евгенические программы и Конституция РФ
  3. Технология пренатальной диагностики
  4. Пренатальная диагностика как фактор риска гибели нерожденных детей, женского бесплодия и депрессий
  5. Пренатальная диагностика как причина психогенных ятрогений
  6. «Теоретики» и инициаторы евгенических абортов. Проект «федеральной целевой медико-социальной программы профилактики врожденных и наследственных заболеваний». Дискриминация инвалидов
  7. «Эффективность» технологии узаконенного убийства
  8. Пренатальная диагностика и нарушение прав человека в России. Право на отказ
  9. Спекуляции на тему «генетического груза» как еще одно проявление дискриминации инвалидов
  10. Что нас ждет на «горизонтах» пренатальной диагностики?
  11. О «старой» и «новой» евгенике
  12. «Научно-обоснованный» оккультизм
  13. Пренатальная диагностика или помощь инвалидам?
  14. Угроза безопасности государства
  15. Очевидная альтернатива
  16. Литература

«Горе миру от соблазнов,
ибо надобно придти облазнам;
но горе тому человеку, через
которого соблазн приходит»
(Евангелие от Матфея, гл.18, 7)

1. Пренатальная диагностика и евгенические аборты в качестве «приоритетного» подхода к профилактике инвалидности с детства в России. «Профилактика» болезни путем уничтожения «пациента»

На протяжении нескольких лет, незаметно для общественности в систему российского здравоохранения внедряется медико-социальная программа, заставляющая вспоминать о евгенических мероприятиях, проводившихся в древней Спарте, а также в ХХ веке — в фашистской Германии. Конец обоих государств был, как известно, бесславным.

Речь идет о массовых мероприятиях по «профилактике врожденных и наследственных заболеваний у детей» с помощью специальной технологии — пренатальной (дородовой) диагностики (ПД). Основная цель указанной программы — массовое дородовое выявление детей с тяжелыми (неизлечимыми) наследственными и врожденными заболеваниями и их уничтожение (с согласия родителей) путем операции искусственного аборта [1, 2, 18, 26, 27, 33, 36].

В связи с массовым внедрением в России (по указам Минздрава) пренатальной диагностики (ПД) вспоминается имя знаменитого английского писателя Олдоса Хаксли, создавшего ряд художественно-философских романов-антиутопий, содержащих предупреждения о возможных катастрофических путях развития человеческой цивилизации. В романе «О, дивный новый мир» изображено тоталитарное «Мировое государство», в котором «Форд» (олицетворение богатства и материального могущества) возведен в ранг божества, при этом духовная и физическая свобода граждан полностью попрана. В этой книге, написанной в 1932 г., писатель предсказывает изобретение «новых репродуктивных технологий», которые в «дивном новом мире» используются для «производства» людей-клонов с заранее заданными свойствами. Естественное материнство и родительская любовь находятся под строгим запретом. Причем, для реализации политики «запрета рождаемости» используются аборты, гормональные контрацептивы и стерилизация. В другом романе-антиутопии — «Обезьяна и сущность» (1948 г.), созданном вскоре после Второй мировой войны с ее лагерями массового уничтожения, О.Хаксли описывает деградировавшее физически и духовно «мировое сообщество», в котором насажден культ Велиала (сатаны) с ежегодным жертвоприношением — «обрядом очищения расы» (заключающимся в уничтожении новорожденных младенцев с недостатками развития). Интересно, что в качестве эпиграфа к одному из романов английский писатель использовал цитату из сочинения русского философа Николая Бердяева, содержащую предупреждение о том, что утопии, к сожалению, имеют свойство иногда сбываться.

Однако оставим вымышленные «мировые государства» и вернемся к мероприятиям по «очищению расы», которые происходят в реальной жизни. Программа массовых евгенических мероприятий (ПД) в России внедряется административным путем, фактически без предварительного обсуждения с обществом. Причем, в настоящее время наблюдается явное расширение объема этих мероприятий. Многочисленные «медико-просветительские» журналы, обеспечивающие «идеологическую поддержку» этой кампании, внушают беременным женщинам, что целью ПД является сохранение здоровья «мам и малышей» [5, 37].

На самом же деле, эти мероприятия (носящие характер политики) проводятся согласно специальным приказам Минздрава РФ, в которых однозначно указывается, что основой ПД «является искусственный внутриутробный отбор (элиминация) генетически дефектных плодов». При этом подчеркивается обязательность скрининговых мероприятий ПД (см., например, Приложение 1 к приказу № 457 Минздрава РФ от 28.12.2000 «О совершенствовании пренатальной диагностики и профилактике наследственных и врожденных заболеваний у детей»).

Из специального методического руководства по проведению ПД в России, изданном (в 2007 г.) в Нижнем Новгороде под тремя грифами (Минздравсоцразвития РФ, Нижегородской государственной медицинской академии и Нижегородского областного клинического диагностического центра) можно также узнать, что «наиболее действенным методом профилактики врожденных и наследственных заболеваний является медико-генетическое консультирование и, когда это возможно, дородовая, или пренатальная, диагностика заболевания с последующей элиминацией пораженного плода» ([1], стр.5). Причем предполагается осуществить максимально полный охват ПД всех беременных женщин [1].

Аналогичные утверждения содержатся и в других руководствах по ПД, например, в методическом пособии, подготовленном (в 2002 г.) в лаборатории пренатальной диагностики наследственных и врожденных заболеваний (заведующий член-корр. РАМН, проф. В.С.Баранов) НИИ акушерства и гинекологии им. Д.О.Отта РАМН (Санкт-Петербург):

«…обращает на себя внимание, что около 40% ранней смертности и инвалидности с детства обусловлены наследственными факторами. Больные с этими нарушениями занимают около 30% коек в детских стационарах. На их лечение государство вынуждено расходовать огромные средства. Таким образом, очевидно, что профилактика наследственной и врожденной патологии в России имеет не только медицинское, но и большое социальное значение. Решающая роль в комплексе мероприятий по профилактике и предупреждению наследственных и врожденных болезней принадлежит пренатальной диагностике (ПД), позволяющей предотвратить рождение детей с тяжелыми некорригируемыми пороками развития, с социально-значимыми смертельными генными и хромосомными болезнями и тем самым уменьшить генетический груз популяции. Поэтому вполне естественно то внимание, которое уделяется развитию службы ПД в России со стороны Министерства Здравоохранения РФ и региональных комитетов по охране здоровья матери и ребенка([26], стр.5).

Цитированное пособие рекомендовано Ассоциацией акушеров-гинекологов Санкт-Петербурга и Ленинградской области и »предназначено для врачей акушеров-гинекологов родовспомогательных учреждений, сотрудников медико-генетических центров, студентов медицинских вузов, врачей курсов повышения квалификации по медицинской генетике, организаторов здравоохранения) [26].

Из приведенных примеров видно, что лица, вовлеченные в организацию и осуществление массовых мероприятий ПД, стремятся придать этой деятельности характер приоритетного подхода к профилактике инвалидности с детства в России.

В другом «программном» руководстве по проведению ПД в России, также подготовленном (в 2006 г.) «командой» медицинских генетиков, возглавляемых проф. В.С.Барановым (так этот коллектив именуется в предисловии к данному руководству [27]), подчеркивается евгеническая направленность этой деятельности:

«Таким образом, ПД и элиминация плодов, проведенные по желанию родителей, способствуют снижению генетического груза популяции в целом. Все это дает основание рассматривать ПД как реальный путь развития современной позитивной евгеники.([27], стр. 353).

Отмечается также обязательный характер мероприятий ПД:

«В настоящее время в Санкт-Петербурге уже внедрена программа обязательного ультразвукового скрининга всех женщин при сроках беременности 10-14, 18-22 и 32-34 недели» ([26], стр. 17).

Следует подчеркнуть, что в руководствах по ПД евгенические мероприятия пытаются оправдать «экономической выгодой» для государства, освобождающегося от необходимости оказывать помощь инвалидам с детства (в связи с их массовым истреблением в пренатальном периоде) [1, 26]. Особенно большой «экономический» эффект ожидается от истребления нерожденных детей с синдромом Дауна — самым распространенным хромосомным заболеванием [27]. Инвалиды с детства рассматриваются в качестве главной компоненты «генетического» и медико-социального груза» (подробнее см. в разделе 9). Сочинения евгеников, пропагандирующих массовые мероприятия ПД в России (и финансово заинтересованных в этих мероприятиях в силу своей профессиональной вовлеченности в данный род деятельности) пестрят подсчетами «стоимости жизни» инвалидов с детства, от которых необходимо избавить общество, убив их еще в утробе матери [27].

Чтобы избежать голословных утверждений, приведем еще одну типичную цитату из методического руководства по ПД, составленного проф. В.С.Барановым с соавторами:

«Считается, что ПД относится к числу высокорентабельных направлений профилактической медицины, где отдача на каждый затраченный рубль составляет не менее 9-10 рублей. Достаточно заметить, что содержание только одного ребенка с болезнью Дауна стоит государству не менее 150000 рублей в год, и это при средней продолжительности жизни такого больного около 26 лет!»([26], стр. 49).

Подобные подсчеты в настоящее время тиражируются даже в популярных научно-информационных изданиях, известных своей «научно-гуманистической» направленностью (см: журнал «В мире науки», № 8, 2007, раздел «От редакции»; главн. редактор — Сергей Капица).

В книге «Синдром Дауна» (под ред. проф. Ю. И. Барашнева) приведены рисунки детей с данной особеностью развития ([29], стр. 256). Вот рисунок «Травка» (автор — мальчик 6 лет с синдромом Дауна). Рисунок пронизан радостью и светом: яркий зеленый ковер из травы, по которому разбросаны алые, синие и желтые цветы. Замечателен и второй рисунок — «Лошадь по имени Булка, летящая вверх ногами на облаке» (автор — девочка 6 лет с синдромом Дауна). Веселое ярко-желтое солнышко, голубое облако и зеленая корова, летящая над землей, прицепившись ногами к облаку. Такому рисунку позавидовал бы и сам Марк Шагал! Чистый мир детства…

Однако, согласно взглядам некоторых российских академиков и членов-корреспондентов Российской академии медицинских наук (РАМН), эти дети - «опасный генетический груз» (хотя в России, стране с населением 140 миллионов человек, ежегодно рождается всего 2400 детей с синдромом Дауна! [18, 29]). Они не должны были появляться на свет — их следовало извлечь из материнской утробы и искромсать на части еще до окончания срока беременности. Евгенический аборт (узаконенное убийство нерожденного ребенка с недостатками развития) рассматривается в рамках такого мировоззрения (которое за годы советской власти, к сожалению, прочно укоренилось в медицинской среде) в качестве сугубо «медицинской проблемы», как будто речь идет не об уничтожении развивающейся неповторимой человеческой личности, а об удалении какой-нибудь «опухоли» или «очага воспаления».

Известный коммунист и академик РАМН А. И. Воробьев в своем недавнем интервью корреспонденту журнала «Нескучный сад» отказывает таким детям даже в праве называться «людьми». «Я могу дать определение человека», - объявляет академик. Согласно «новой» антропологии акад. А.И.Воробьева, «человек — это 46 хромосом». Если у женщины «не разойдутся хромосомы», то, как втолковывает нам академик, «она будет беременна не человеком, а дауном, у которого 47 хромосом вместо 46. Он родится уродом. Зачем урода рожать?» «…Я могу предупредить рождение многих уродов и таким образом избавить от них общество, а их самих — от того, чтобы быть уродами» - похваляется храбрый защитник отечества от «страшных даунов» («Нескучный сад», 2007, № 9, стр. 40). Подобные взгляды воплотились в действующих приказах Минздрава по проведению ПД.

Конечно, как справедливо замечает заслуженный академик в том же интервью «есть вещи, которые неприлично даже обсуждать». Однако, хотелось бы все-таки задать уважаемым академикам и чл.-корр. РАМН (как либералам-западникам, так и коммунистам-антизападникам), увлекающимся «позитивной евгеникой», следующие вопросы:

  1. Готовы ли академики повторить вышеприведенные фашистские высказывания перед широкими кругами общественности где-нибудь в США или Европе, например, в немецком городе Нюрнберге или в Польше близ Освенцима?
  2. Или же, это — «домашие заготовки», предназначенные исключительно для «услаждения» соотечественников?
  3. Зачем академики (некоторые из которых, может быть, сами являются детьми ветеранов Великой Отечественной Войны) прилагают столько усилий. чтобы насадить в России (под видом «медицинских мероприятий») самый настоящий фашизм?

Неужели никто из российских академиков так и не подаст голос в защиту детей-инвалидов? Зато такой голос раздался недавно из ООН. Эта организация приняла 30 марта 2007 г. в Нью-Йорке Конвенцию о правах инвалидов (Convention on the rights of persons with disabilities, UN)(войдет в силу после окончательной ратификации). Фашистские высказывания представителей российской медицинской элиты, так же как политика навязывания евгенических абортов, грубо нарушают основные положения этой конвенции, запрещающей дискриминацию инвалидов.

Вместе с тем, в специальной литературе по ПД нередко можно встретить рассуждения о том, что благодаря развитию современных методов исследования плода, его в настоящее время можно рассматривать в качестве «пациента» [27]. Таким образом, ПД — это «революционное» направление (можно даже сказать, движение) в здравоохранении, в котором «профилактика» осуществляется путем уничтожения «пациента». При этом организаторы массовых мероприятий ПД видимо негласно предполагают, что врачи должны склонить большинство женщин к убийству своего больного ребенка даже во II-ом триместре беременности (когда выявляются большинство недостатков развития) (в противном случае программа ПД была бы «нерентабельной»). Аборты после ПД разрешены на любом сроке беременности.

2. Тоталитарный характер программ массовой пренатальной диагностики и евгенических абортов. Евгенические программы и Конституция РФ.

В современном учебнике для медицинских вузов «Основы перинатологии» под ред. проф. Н.П.Шабалова и проф. Ю.В.Цвелева (2004) дается следуюшая характеристика сущности аборта с этической точки зрения:

«По сути дела аборт — узаконенное убийство, ибо эмбрион уже имеет генетический код, отличный как от материнского, так и отцовского и, соответственно, аборт представляет нарушение принципов биоэтики и, безусловно, религиозной этики» ([21], стр. 620).

Массовые евгенические мероприятия ПД, проводимые согласно приказам Минздрава РФ, — это оправдание аборта на государственном уровне. Одному из видов аборта (евгеническому) придается статус «общественно-полезного действия» по снижению «генетического груза». Проводится пропаганда евгенического аборта в массовых «медико-просветительских» журналах для будущих родителей (дело — неслыханное на Руси, несмотря на распространенность абортов среди населения). Такая медико-социальная политика опирается на соответствующие идеологию и мировоззрение, фактически низводящие народы России до уровня скота. Само собой разумеется, что при разведении животных допустимо применять методы «генетики и селекции» (выбраковки).

К этому же ряду относятся и некоторые другие «высокотехнологичные» направления «новой генетики» и репродукции человека: вспомогательные репродуктивные технологии (ВРТ), фетальная терапия, попытки клонирования человека, а также «планирование семьи» с помощью абортов и «современных контрацептивов» (механизм действия которых включает антиимплантационный эффект, то есть препятствие имплантации уже зачатых челoвеческих существ [17]).

Отличительная черта всех перечисленных направлений - отвержение традиционной медицинской этики, опирающейся на христианское представление о священности любой человеческой жизни с момента зачатия. Хотя жизнь любого человека неизбежно включает эмбриональную стадию развития (самый первый этап — оплодотворенная яйцеклетка) идеология ПД и других подобных направлений современной репродуктивной медицины фактически не признает за человеческим эмбрионом и плодом человеческого достоинства. Все эти технологии допускают произвольное уничтожение развивающихся человеческих существ - эмбрионов и плодов, что приводит к обесцениванию человеческой жизни как таковой. Очевидно, что они несовместимы с христианским мировоззрением, что отражено в ряде документов Русской Православной Церкви [23, 24, 25].

В частности, в заявлении Церковно-медицинского Совета по биомедицинской этике дается однозначная оценка направленной на аборт ПД:

«К разновидности преднамеренного убийства относится и евгенический аборт, имеющий целью не допустить рождения больных детей. Достижение человеческого разума — дородовая диагностика — используется в этих случаях не как средство для мобилизации моральной и медицинской помощи особенно в ней нуждающихся детей, а как орудие весьма сомнительной политики» ([24], стр. 120).

По словам архимандрита Иоанна (Крестьянкина), «аборт — это убийство ангела».

Навязывание направленной на аборт ПД в качестве общегосударственной политики в области здравоохранения в России — стране православной традиции и культуры, населенной миллионами христиан — является грубым нарушением основных принципов демократии. Напомним, что согласно статье 1 (части 1) Конституции Российской Федерации, «Россия — есть демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления».

Согласно статье 3 (части 1) Конституции, «…единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ» (а не чиновники или какая-либо корпоративная группа лиц).

В частности, такая политика, насаждающая скотоводческий (вульгарно-материалистический) подход к репродукции человека, нарушает статью 13 (часть 2) Конституции РФ, гласящую, что «никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной».

Евгеническая политика, направленная на массовое выявление нерожденных детей с недостатками развития с целью их уничтожения путем аборта, является также грубым вмешательством в семейную жизнь и нарушает статью 23 (часть 1) Конституции РФ, утверждающую, что «каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни».

Возможность осуществления такой политики в России показывает, что пока мы недалеко ушли от «тоталитарного наследия».

Как отмечается в руководстве «Генетика» (2006), подготовленном группой ученых из московского Медико-генетического научного центра РАМН (МГНЦ РАМН): «Соблюдение норм этики особенно важно в эру высоких гено-, био- и иных технологий, инвазивных по отношению к человеку, и не только к его соматическому статусу, но и к его интеллектуальной, эмоциональной, духовной сфере (что тоже бывает) и даже к его потомству»([13], стр.369). Именно поэтому возникла особая дисциплина - биоэтика, находящаяся на стыке права, философских и естественных наук, и отстаивающая права человека перед лицом новых генетических и медицинских технологий. Согласно одному из принципов глобальной биоэтики, (то есть, признанной на международном уровне), при использовании современных генетических технологий для профилактики наследственной патологии «все виды процедур должны осуществляться с информированного согласия объекта, которое означает, что человек вступает в контакт с генетиком, врачом или иным исследователем добровольно….Приоритеты в этическом решении о проведении генетических процедур убывают в таком направлении: индивид, семья и кровные родственники, общество» (цитир. по [13], стр. 582). Здесь раскрывается один из ключевых постулатов биоэтики — «автономии личности», признающий право человека самому решать все вопросы, которые касаются его тела, психики, эмоционального статуса ([13], стр. 369).

Попытки навязать ПД в России в качестве массового обязательного мероприятия входят в резкое противоречие не только с Конституцией РФ (и нравственным чувством нормального человека), но и с указанным ключевым принципом глобальной биоэтики. Очевидно, такая политика противоречит и двум другим важнейшим постулатам глобальной биоэтики («не вреди»; «не только не вреди, но и сотвори благо» ([13], стр. 368-370).

Следует заметить, что на Западе (где уже давно существует ПД) эта технология, судя по литературе, в большинстве стран не навязывается женщинам государством, а только предлагается врачами, как одна из «возможностей». При этом врачи озабочены ограждением себя от возможных судебных исков со стороны некоторых женщин в случае рождения у них ребенка-инвалида (если врач не предложил им ПД), а не снижением «генетического груза популяции» [32]. И вместе с тем, даже при таких условиях, распространение этой технологии вызывает обоснованный протест части западного общества, включая обыкновенных граждан, видных общественных и религиозных деятелей, представителей медицины и объединений инвалидов [31, 32, 39, 40, 41, 42]. В частности, в западных странах есть немало людей, которые считают, что эта технология в принципе подрывает основы западной демократии[31, 32]. В этом легко убедиться, если набрать в поисковой системе в Интернете следующие ключевые слова на английском языке: «prenatal diagnostics and genocide» или «prenatal diagnostics and human rights». В качестве одного из примеров, отражающих позицию противников ПД, приведем цитату из книги известного английского неонатолога Джона Уайатта, посвященной биоэтическим проблемам современного здравоохранения:

«Все чаще раздаются голоса инвалидов, говорящих, что пренатальная диагностика — это форма социальной дискриминации. Здоровое большинство благодаря технологии вымещает свои социальные предрассудки на больном меньшинстве. Почему мы утверждаем, что жизнь человека с синдромом Дауна не заслуживает продолжения, и что он лишь невыносимое бремя на плечах родителей, общества и государства? Разве это не новая форма дискриминации? В прошлом мы дискриминировали по цвету кожи и национальности и назвали это расизмом. Сегодня мы повинны в создании новой формы дискриминации — дискриминации по хромосомам, «хромосомализме» [31].

В ноябре 2000 г. Европейское подразделение Международной ассоциации инвалидов (Disabled People International (DPI)) — правозащитной организации, охватывающей 130 стран по всему миру, обратилось к международной общественности со специальным воззванием по поводу использования новых генетических технологий для селективного аборта нерожденных младенцев с недостатками развития (врожденными и наследственными заболеваниями) [39]. Евгенический аборт, как считают инвалиды, оскорбляет их человеческое достоинство и ставит под сомнение самый смысл их существования. С аналогичными обращениями к мировой общественности неоднократно обращалась также Международная федерация людей с spina bifida (дефектом заращения невральной трубки) и гидроцефалией (International Federation for spina bifida and Hydrocephalus — IFsbh). В частности, в одном из заявлений говорится, что «жизнь подобных им людей не должна быть предметом аборта или эвтаназии». При поддержке Совета Европы в 2004-2005 гг. в европейских странах этой организацией были инициированы многочисленные дискуссии по поводу биоэтических проблем в связи с применением ПД [41].

Папа Иоанн Павел II в 1995 г. назвал направленную на аборт ПД «постыдной» и « крайне предосудительной» деятельностью [42]. Нерелигиозное объединение американских адвокатов, защищающее права инвалидов, разместило на своем сайте заявление, направленное против ПД. Американские адвокаты напоминают, что убийству фашистами миллионов людей во время Второй мировой войны предшествовало уничтожение врачами-гитлеровцами 100 000 психически больных [40]. Адвокаты считают, что ПД близка к евгеническим мероприятиям, проводимым в нацистской Германии [40], и т.д.

Как известно, проблемы биоэтики, возникающие при использовании новых генетических технологий, обсуждаются в настоящее время на самом высоком международном уровне (ВОЗ, ЮНЕСКО, Европейский Союз и др.) ([13], стр.368-370). Ряд ученых-генетиков в России, по-видимому, также осознает серьезность биоэтических проблем, связанных с применением ПД и других генетических технологий, и выступает за их широкое обсуждение в обществе. Так, группа уже упомянутых генетиков из МГНЦ РАМН, отмечает:

«Значительные различия в суждениях медиков, пациентов, представителей разных религиозных культур наблюдаются в вопросе о прерывании беременности на основании дородовой диагностики. …Правовая и этическая регламентация применения биотехнологии в медицине должна строиться с учетом и международного опыта. Причем для решения возникающих проблем требуются совместные усилия медиков, генетиков, юристов, философов, социальных работников и богословов. Особое значение имеет и повышение информированности всего общества и отдельных его групп в вопросах генетики и использования современных генетических технологий. Это особенно важно для того, чтобы избежать в обществе как излишних страхов перед достижениями генетики, так и завышенных ожиданий, и наладить сотрудничество заинтересованных кругов в ответственном использовании результатов исследований генома человека»([13], стр. 584).

Однако эти трезвые голоса заглушаются активностью поборников массовых евгенических абортов в России, выступающих в роли самозванных защитников отечества от «генетического груза» [27]. С большевистским напором они пытаются навязать «хромосомализм» как нечто для всех обязательное и безусловно необходимое. При этом своими фашистскими высказываниями в адрес инвалидов с детства они компрометируют медицинскую генетику как науку [27]. В целом то, что происходит сейчас в нашей стране в связи с «хромосомализмом», заставляет вспоминать историю с другим «….измом» (марксизмом), который также сначала возник на Западе, а потом был навязан России в виде марксизма-ленинизма.

3. Технология пренатальной диагностики

Проведение массовых мероприятий ПД в России, носящих откровенно евгенический характер ([27], стр. 353), регламентируется приказом Минздрава РФ № 457 от 28.12 2000 «О совершенствовании пренатальной диагностики и профилактике наследственных и врожденных заболеваний у детей»(и рядом других аналогичных документов).

ПД включает следующие основные процедуры. Во-первых, все беременные женщины проходят трехкратное ультразвуковое (УЗ) обследование на сроках беременности 10-14, 20-24 и 30-34 недели. Основная задача УЗ-скрининга - «выявление врожденных пороков развития и эхографических маркеров хромосомных аномалий» [33, 36]. Кроме того, на сроке 15-20 недель у всех беременных определяют содержание в крови маркерных сывороточных белков (МСБ): альфа-фетопротеина и хорионического гонадотропина, а также свободного (неконъюгированного) эстриола («биохимический скрининг»). Во время беременности эти продукты синтезируются клетками плода и поступают в кровоток матери. Определенные отклонения в показателях сывороточных маркеров по сравнению со средне-популяционным уровнем для нормальной беременности свидетельствует в пользу того, что у обследуемой женщины повышена вероятность рождения ребенка с некоторыми генетическими заболеваниями и нарушениями развития. Наиболее распространенное хромосомное заболевание — это синдром Дауна (встречается с частотой ~ 1 на 700 новорожденных). Биохимический скрининг нацелен, в первую очередь, на выявление именно этой патологии (но также и некоторых других, более редких).

Массовые биохимические и УЗ-скрининги на уровне женских консультаций (1-ый уровень исследования) не являются диагностическими тестами, а служaт только для «формирования групп риска», подлежащих дополнительным исследованиям в учреждениях «второго уровня» [1, 18, 26, 27, 33, 36]. В эту группу автоматически попадают и все женщины старше 35 лет, так как вероятность родить ребенка с болезнью Дауна с годами возрастает (в возрасте 36-40 лет составляет 1:300 — 1:100), а также женщины, у которых ранее родился ребенок с хромосомной болезнью или множественными пороками развития [26].

Женщин из группы риска отправляют на 2-ой уровень исследования, который должен включать углубленное УЗ-исследование, а также медико-генетическое консультирование, где производится оценка риска рождения ребенка с хромосомным заболеванием по специальным алгоритмам. Если этот риск превышает определенное пограничное значение (cut-off) (общепринятым считается отношение ~ 1:270 [33]), то женщине настоятельно рекомендуют пройти процедуру инвазивной ПД, позволяющую получить клетки ребенка для анализа хромосом (или, в некоторых, случаях ДНК-диагностики для выявления моногенного заболеваия). Врачи имеют право подвергать женщину этому анализу только после получения от нее «информированного добровольного согласия» (ИДС). Этот анализ может, с высокой вероятностью, подтвердить или опровергнуть диагноз, но он сопряжен с существенным риском гибели нерожденного ребенка в результате инвазивного вмешательства. Обычно указывают, что риск «потери плода» (то есть, гибели младенца из-за выкидыша после операции инвазивной ПД) не превышает 0,5-2% (в ПД это называют «минимальным риском») [1, 18, 26, 27]. Однако реально величина риска «потери плода» (из-за осложнений инвазивной ПД) зависит от многих причин (используемого метода, квалификации и опыта врача, оснащенности клиники, состояния здоровья женщины и ребенка, и др. непредсказуемых факторов), и может достигать 20% ([21], стр. 147).

Если инвазивная ПД подтверждает опасения, то женщина получит от врачей «соответствующие рекомендации». При этом устроители всех этих дорогостоящих диагностических мероприятий предполагают, как само собой разумеющееся, что большинство женщин (с помощью врачей, конечно) примет в этой ситуации «нужное» решение — согласится сделать аборт, чтобы «элиминировать» больного нерожденного младенца. Если хромосомные аномалии не обнаружены, но УЗИ показывает наличие тяжелых (некорригируемых), а также несовместимых с жизнью (летальных) нарушений развития, то после врачебного консилиума женщина также получает рекомендации подвергнуться операции аборта [36]. В акушерской литературе это называют «выбором правильной тактики ведения беременности». Окончательное решение остается за родителями — без подписания женщиной документа, подтверждающего наличие ее информированного согласия на производство аборта, врачи не имеют права производить операцию. Например, в учебнике, составленном проф. В.Б.Цхаем «Перинатальное акушерство» (2007) (предназначен для студентов медицинских вузов) в главе, посвященной организации ПД, приведено следующее пояснение:

«На базе учреждения второго уровня постоянно действует перинатальный консилиум (комитет) в составе врача эксперта по ультразвуковой диагностике, врача-генетика, врача акушера-гинеколога, врача педиатра-неонатолога, детского хирурга по профилю соответствующей патологии. Основная задача перинатального консилиума определить дальнейшую тактику ведения беременности с учетом выявленной патологии, определить показания для прерывания беременности, проинформировать супружескую пару о характере патологии плода и возможных исходах, в случаях фатально неблагоприятных решить вопрос о сроках, методах и месте прерывания беременности. Следует отметить, что в любом случае окончательное решение о прерывании беременности принимается только на основании информированного согласия супружеской пары.»([36], стр. 493-494).

В современных российских руководствах по перинатологии провозглашается, что ПД пороков развития и хромосомных болезней и «последующее искусственное прерывание беременности до 22 недель является одним из приоритетных резервов в снижении перинатальной заболеваемости и смертности» [36].

Инвазивные методы включают плацентобиопсию, амниоцентез и кордоцентез во II и III триместрах беременности, и хорионбиопсию в I триместре (однако рекомендуют проводить эту операцию не ранее 10 недель, так как на более ранних сроках возрастает риск развития аномалий конечностей у младенца) [21]. При этом согласно приказу МЗ РФ № 302 от 28.12.93, искусственный аборт при наличии тяжелых врожденных нарушений развития и наследственных заболеваний можно проводить на любом сроке беременности.

Антигуманная сущность этого действия скрывается за лукавой формулировкой «аборта по медицинским показаниям». На самом деле, в этой ситуации речь идет совсем не о том, что продолжение беременности и роды представляют повышенную опасность для жизни и здоровья конкретной женщины (что можно было бы еще именовать «медицинскими показаниями»). Наоборот, как раз искусственный аборт (тем более, произведенный на поздних сроках) представляет собой мощный удар по женскому здоровью [18, 21, 32].

4. Пренатальная диагностика как фактор риска гибели нерожденных детей, женского бесплодия и депрессий

Деятелей, инспирировавших массовые мероприятия ПД в России, по-видимому, нисколько не смущает то обстоятельство, что операции евгенического аборта (проводимые как на ранних, так и на поздних сроках беременности) представляют серьезную опасность для репродуктивного здоровья женщин. После аборта по приговорам «перинатальных комитетов» (формально их относят к разряду «абортов по медицинским показаниям») для многих женщин возможность обрести материнство будет навсегда утраченной, так как бесплодие — частое «осложнение» операции искусственного аборта [18, 21, 32]. (Правда, в настоящее время у репродуктологов на этот случай припасен «запасной вариант» — экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО). Но этот путь не гарантирует рождение ребенка, тем более — здорового). Искусственные аборты увеличивают также риск невынашивания и рождения больного ребенка при последующих беременностях [18, 21, 32]. Но если бы врачи не вмешивались в естественный ход событий, навязывая евгенические аборты, то многие из этих матерей после рождения больного ребенка могли бы еще родить здоровых детей.

Автору настоящего обзора лично известны такие семьи. Например, в одной знакомой семье первый ребенок родился с тяжелыми нарушениями развития и вскоре умер. Молодые родители погоревали и в последующие годы родили еще четверых здоровых детей! К счастью для них, в те годы (конец советского периода) еще не было обязательной ПД. В настоящее время - это счастливая многодетная семья!

А как бы развивались события, если бы это произошло сегодня? Больного ребенка выявили бы при «плановом ультразвуковом исследовании» (обязательная часть ПД), мать бы ввели в состояние тяжелого психологического стресса, возможно, убедили бы сделать аборт на 18-24 неделе беременности. Не исключено, что после такого мощного удара по репродуктивному здоровью у этой женщины больше не было бы детей.

В другой семье третий ребенок родился с синдромом Дауна. Этот ласковый малыш, который прожил всего 4 года, был любимцем всей семьи. Мама мальчика говорила, что этот ребенок пробудил у супруга «настоящие отцовские чувства», в том числе по отношению к старшим (здоровым) детям. Через Ваню (так звали мальчика) семья приобрела множество друзей (люди с невольной симпатией относились к родителям, достойно несущим свой крест). На отпевание мальчика в Церкви и похороны пришло столько народу, как будто провожали в последний путь какого-то известного человека. Причем все отмечали, что Ваня прожил хотя и короткую, но какую-то очень завершенную жизнь. Люди, знакомые с этой семьей, бережно хранят память о мальчике, а верующие всегда вписывают его имя в поминальные записки, тайно надеясь, что он, как ангел, услышит их. Родители вместе с детьми часто бывают на могилке у Вани и каждый год приглашают к себе друзей и родных в день его кончины. Иногда эта мама с осуждением вспоминает слова врача УЗИ, которая при плановом обследовании (в Москве они уже тогда проводились) заявила, что, как ей кажется, с ребенком что-то не так, и возможно «придется прервать».

У автора настоящего обзора было двое старших братьев-близнецов, которые родились в 1949 г. (когда не было никакой ПД). Оба мальчика появились на свет с тяжелым поражением головного мозга. Им дали имена (Михаил и Виктор) и окрестили. Миша прожил меньше года, второй мальчик, Виктор, прожил около семи лет. Когда этому ребенку было 2 года, у него родилась «обычная» здоровая сестра (автор настоящего обзора). Я очень хорошо помню Витю (хотя мне было меньше 5 лет, когда он умер), я его очень любила и всегда воспринимала именно «как брата». Да, это было трудное испытание для взрослых, но могу засвидетельствовать, что не только родители, но мой дядя, бабушка и наша няня также очень любили моего больного брата. Никто из них не считал, что жизнь моих братьев (которые пробудили любовь к себе у стольких людей) была «напрасной».

Настоятель Храма Святой мученицы Татьяны при Московском Государственном Университете протоиерей Максим Козлов дает следующий ответ на вопрос прихожан об отношении к евгеническим абортам (см. в книге «Последняя крепость». Беседы о семейной жизни. 2004, стр. 205):

«…Тот, у кого церебральный паралич или синдром Дауна, разве из-за этого лишится Царствия Небесного? И если по Промыслу Божьему ребенку еще от утробы матери отпущена такая болезнь, то христианин должен с верой это принять. И как собственный жизненный крест это понести. Тем более что еще далеко не факт, что ребенок родится настолько больной, как нынче особенно перестраховывающиеся врачи говорят при одной только возможности родовой травмы.

Сейчас в случае, если ребенок может родиться больным, врачи советуют не рожать — мол, зачем вам эти проблемы, вы же в таком возрасте, что у вас еще могут быть дети? И вообще вы сейчас не человека убьете, а уберете проблему, и у вас потом все будет хорошо. И, безусловно, это абсолютно нехристианский подход.».

С другой стороны, мне пришлось увидеть один раз глаза женщины вскоре после аборта, который она сделала по уговорам врачей (они напугали ее возможностью рождения больного ребенка). Сколько же в этих глазах (и в сказанных скупых словах) было горького сожаления о непоправимом поступке и обиды на «советчиков»! Мне также приходилось беседовать с женщинами, которые так никогда и не увидели своих внуков, потому что врачи «рекомендовали» невесткам сделать аборт по «медицинским показаниям» (в связи с «высоким риском» заболевания у нерожденного младенца).

Эти «личные» наблюдения подтверждаются специальными научными исследованиями. В ряде зарубежных работ показано, что аборт в связи с неблагоприятными результатами ПД часто приводит к длительным тяжелым депрессиям [31, 32]. Эти несчастные матери будут обречены всю жизнь нести на своей душе тяжелый груз — сознание, что они «добровольно» предоставили врачам право убить своего нерожденного младенца из-за предполагаемой у него хромосомной болезни или недостатков развития. На самом деле, «добровольность» и «информированность» такого решения во многих случаях весьма относительны — беременные женщины, как известно, нередко испытывают в этих ситуациях значительное психологическое давление со стороны медиков ([18], стр. 260; [33], стр. 350).

В этой связи обращает на себя внимание крайне авторитарный тон методических руководств по проведению ПД. В качестве примера ниже приведена цитата из руководства по ПД, изданного в Нижнем Новгороде (один из авторов - должностное лицо, главный генетик города Удалова О.В.):

«По существу, каждую беременность в настоящее время следует рассматривать как состояние риска. В этой связи так важна профилактика рождения детей с аномалиями развития…. Медико-генетическая консультация Нижегородского диагностического центра является межрегиональным центром пренатальной диагностики: за прошедшие 15 лет ее сотрудники предупредили рождение сотен детей с тяжелыми инвалидизирующими заболеваниями. В то же время тысячи матерей с высоким риском рождения больных детей получили разрешение(!?) на пролонгирование беременности, которая и завершилась рождением заведомо здоровых детей»([1], стр. 6).

Здесь мы наблюдаем, как «генетические комитеты» фактически присваивают себе право (власть) распоряжаться жизнью чужих детей!

Аналогичные высказывания в изобилии встречаются и в другом методическом пособии по ПД, подготовленном коллективом петербургских медицинских генетиков:

«..Наличие грубых не совместимых с жизнью анатомических пороков, выявленных при ультразвуковом скрининге, является достаточным основанием для рекомендации о прерывании данной беременности….»([26], стр. 17-18).

Следует отметить, что нарушения развития у нерожденных младенцев часто выявляются методами ПД только на поздних сроках беременности (на 16 — 22-ой неделе и позднее), но даже это обстоятельство не является препятствием для проведения абортов по результатам ПД. (При этом в специальной литературе по ПД 4- 5,5 месяцев беременности лукаво называют «ранними сроками»). Страдания, которые евгенический аборт причиняет младенцу, в ПД в расчет вообще не принимаются. Вместе с тем, весь мир обошел фильм «Безмолвный крик», в котором американские врачи с помощью ультразвуковой техники показали, что даже 12-недельный нерожденный ребенок испытывает при аборте ужасные мучения ([21], стр. 620). Что же говорить о нерожденных детях, жизнь которых прерывается на поздних сроках беременности?

Дело усугубляется еще и тем, что ряд инвазивных методов, применяющихся в ПД для анализа кариотипа нерожденного младенца, представляют определенный риск для его жизни (приводят к выкидышу) (см. выше). Этот риск (обычно не менее 0,5-2%) сопоставим с риском наличия у нерожденного младенца хромосoмного заболевания или врожденных нарушений развития [1, 18, 21, 26, 27]. Кроме того, поскольку ни один метод, применяемый в ПД, по объективным причинам, не позволяет полностью исключить получение как ложноотрицательных, так и ложноположительных результатов ([27], стр. 253-257), то, согласно статистическим законам, в число приговоренных к аборту нерожденных младенцев неизбежно попадают и здоровые дети. Следовательно, массовые мероприятия по проведению ПД в реальности неизбежно приводят к увеличению перинатальной смертности не только больных, но и здоровых нерожденных детей.

Характерно, что в изданных в России методических руководствах по ПД долю таких случаев от общего числа абортированных по результатам ПД плодов указывать не принято (обычно приводят только сводки «побед» — число выявленных больных детей) [1, 18, 27]. Речь идет о так называемой «предсказательной силе» диагностики [27]. Она определяется долями «истиных» и «мнимых» больных в общей группе, отнесенной к разряду «больные» (что, для нерожденного младенца означает направление на аборт). Таким образом, предсказательная сила = истино-больные / (истино-больные + мнимо-больные). Можно предполагать, что предсказательная сила инвазивной ПД отнюдь не равна 100%, то есть даже этот «последний» этап не гарантирует абсолютно точного диагноза (вопреки тому, как это иногда декларируется в литературе по ПД). Рассмотрим следующий гипотетический пример: допустим, что инвазивной ПД подвергаются беременные женщины из группы риска, в которой частота хромосомных аномалий составляет 3% (судя по представленным в литературе данным ([18], стр. 316), это — обычная ситуация). Допустим, что выявляемость нерожденных детей с измененным кариотипом составляет 100%, а вероятность ложноположительных результатов (например, из-за так называемого мозаицизма ([21], стр. 147)) составляет 1%. Пользуясь правилами расчета вероятностей, легко показать, что предсказательная сила (вероятность того, что абортированный ребенок действительно будет иметь предполагаемую болезнь) в этом случае составляет не 100, а всего лишь 75% {3 / (1+3) = 3/4}. То есть, в этом случае, среди каждых 100 убитых путем евгенических абортов детей, только 75 имели бы предполагаемый «окончательный» диагноз, остальные 25 были бы здоровы. Последние могут представлять особо ценный «биоматериал» для «фетальной терапии».

В любом случае, ПД — это постоянный «источник» младенческих телец (в том числе, по-видимому, и здоровых детей). Зловещее впечатление остается от ознакомления с приказом № 144 Департамента здравоохранения г. Москвы «О совершенствовании организации пренатальной диагностики врожденной и наследственной патологии» от 04.04.2005 (и приложенной к нему инструкции), в котором тщательнейшим образом описан порядок сбора мертвых плодов (для патологоанотомического анализа), которые согласно расчетам чиновников в значительном количестве должны образовываться после евгенических абортов. Такие «сочинения» невольно возбуждают у «обывателей» подозрения о возможной связи между навязыванием массовой ПД и продвижением фетальной терапии (в сущности, формы каннибализма) в России.

История Православной Церкви знает немало примеров того, когда именно глубоко больные люди (инвалиды с детства) достигали святости и еще при жизни оказывали духовную помощь здоровым соотечественникам (один из примеров — блаженная Матрона Московская). Один из самых выдающихся и уважаемых президентов США — Рузвельт, был, как известно, инвалидом с детства (после перенесенной болезни) и всю жизнь провел в инвалидной коляске.

Тем не менее, пропагандисты массовых мероприятий ПД внушают самим себе и обществу, что рождение больного ребенка — страшная катастрофа, подрывающая физическое и психическое здоровье женщины, в то время как аборт «по медицинским показаниям» — это всего лишь операция с известным «риском», направленная на избавление женщины от этого «несчастья», а общество — от медицинского и социального «груза» (инвалидов с детства) [1, 18, 27].

Однако эти утверждения опровергаются свидетельством многих людей, не отказавшихся от своего трудного родительства. Оказывается, что дети с наиболее тяжелыми наследственными заболеваниями, которым отпущен совсем короткий срок жизни, тем не менее успевают выполнить свое жизненное предназначение. Они обладают удивительной силой смягчать сердца и пробуждать в людях способность к любви, способствуя личностному росту своих родителей. В зарубежной литературе, посвященной проблемам современной медицины, накоплен большой фактический материал на эту тему (см., например, [31]). Что касается детей с синдромом Дауна, то благодаря успехам современной коррекционной педагогики и психологии в настоящее время удается добиться впечатляющих успехов в их развитии и социальной адаптации [29].

Из-за такой политики, многие люди, под влиянием устрашающих расчетов всяческих «генетических рисков» и описаний «пороков развития», теряют свой, может быть, неповторимый шанс стать просто родителями (в том числе, и здорового ребенка), подвергая себя инвазивной ПД и евгеническим абортам. Позднее, некоторые из них будут безуспешно пытаться, за немалые деньги и с большим риском для здоровья, обрести этот шанс с помощью «вспомогательных репродуктивных технологий» (ВРТ), например прибегая к ЭКО (экстракорпоральному оплодотворению). В монографии «Новорожденные высокого риска» (2006), подготовленной в московском Центре акушерства, гинекологии и перинатологии РАМН, отмечается, что пациентками ЭКО часто становятся женщины, ставшие бесплодными из-за ранее сделанных медицинских абортов ([18], стр. 377; стр. 396-397). Таким образом, все мероприятия, направленные на возрастание числа производимых абортов в России (а, значит, и числа бесплодных женщин) очень выгодны с точки зрения «перспектив» развития ЭКО-бизнеса, так как они поставляют новых потенциальных пациенток для этого бизнеса. К таким мероприятиям несомненно следует отнести и программу ПД. Но, как указывают ведущие специалисты, 100 попыток ЭКО приводят к рождению только 15 здоровых детей (шанс родить здорового ребенка — 15%) ([18], стр. 495). При этом, в качестве «побочного эффекта», при ЭКО губятся много «запасных» эмбрионов. Кроме того, из-за многоплодия (частого осложнения при ЭКО в России) для сохранения беременности нередко приходится прибегать к жестокой (и небезопасной) операции «редукции плодов» — уничтожению «лишних» нерожденных детей непосредственно в матке женщины ([18], стр. 388). В этом случае, оставленные живыми нерожденные младенцы вынуждены развиваться среди кладбища своих целеноправленно убитых братьев и сестер. После этой жестокой операции у женщин, как отмечают специалисты, часто наблюдается «тяжелый эмоциональный стресс» (см. в книге: «Бесплодный брак», под ред. акад. РАМН В.И.Кулакова, 2006, стр.514-533). Таким образом, с помощью ЭКО некоторым «везучим» людям удается «приобрести» ребенка ценой гибели нескольких других своих нерожденных детей. При этом, как отмечают сами специалисты, «из 100% детей, рожденных с помощью ВРТ, только у 10-15% могут обнаруживаться значительные психоневрологические расстройства и инвалидность с детства. Как правило, эти нарушения обусловлены грубыми врожденными пороками развития и тяжелыми гипоксически-ишемическими поражениями мозга. Очень высокий процент рождения здоровых детей у ранее бесплодных супружеских пар свидетельствует в пользу использования ВРТ»([29], стр. 98).

Обращает на себя внимание явный «двойной стандарт» в оценке репродуктологами «результатов» ВРТ и «естественной технологии» рождения людей. Когда речь идет о так называемых «золотых беременностях» (выражение самих репродуктологов; [33], стр. 91), достигнутых с помощью ВРТ, то вероятность 1:10 — 1:7 (10-15%) рождения ребенка-инвалида объявляется «очень высоким уровнем рождения здоровых детей»(90-95%) ([29], стр. 98). Вообще, когда речь идет о рождении ребенка с помощью ВРТ, предпочитают говорить о «шансах» ([18], стр. 496 и 523). Однако вероятность 1:250 — 1:50 (0,4—2%) рождения больного ребенка при обычной беременности (возникшей без помощи «репродуктивной медицины»), объявляется «высоким риском», требующим неотложной «профилактики»!

В этой связи хотелось бы подчеркнуть, что предполагаемый шанс родить здорового ребенка у женщины из группы риска, отправляемой на инвазивную ПД по результатам, например, только биохимического скрининга, обычно составляет 98% (49/50) [26]. Но она может его утратить (с вероятностью 0,5—2% и выше) в результате «осложнений» ПД.

Процесс воспроизводства человеческого рода, по своей природе, всегда был неминуемо связан со всевозможными рисками (в том числе, риском родить больного ребенка или потерять его после рождения). «Безопасного материнства» никогда не было и не будет, это — утопия. Но на протяжении многих веков люди находили мужество достойно справляться с этими испытаниями. Вплоть до начала ХХ века во всех народах аборт считался тяжелейшим нравственным (и уголовным) преступлением. Только в ХХ «веке-людоеде», стараниями революционеров всех мастей, искусственный аборт (намеренное убийство нерожденного ребенка в утробе матери) объявляется «правом женщины» самой решать «вопрос о материнстве». (В России такое «переименование» оказалось возможным только после установления в октябре 1917 г. революционной большевистской диктатуры). Детей стали делить на «желанных» и «нежеланных» (последних, а также тяжелобольных, согласно этой идеологии, разрешается убивать еще до рождения (в рамках реализации «репродуктивных прав»). Очевидно, эти перемены в общественном сознании говорят не об изменении сущности аборта (убийства матерью своего нерожденного младенца), а только о катастрофической нравственной деградации человечества по сравнению с предыдущими поколениями. Справедливости ради следует отметить, что с этой людоедской идеологией соглашается далеко не все современное человечество, но только его наиболее «радикальная» часть (и те, кто оказался под ее влиянием). Недаром в настоящее время во всем мире растет движение в защиту жизни нерожденных детей [32]. Этому способствует и развитие современных медицинских технологий (УЗИ и др.), позволяющих реально наблюдать жизнь маленьких людей в материнской утробе. Однако весьма активные проабортные круги (в том числе, финансово заинтересованные в «абортном бизнесе») упорно пытаются навязать свое людоедское мировоззрение всему человечеству в качестве «единственно верного учения». Не удивительно, что многие ослабевшие духовно и физически люди (в том числе, и врачи) стали воспринимать беременность как «фактор риска» ([1], стр. 5). На этом фоне в конце ХХ века появляются идеологи ПД с обещанием обеспечить рождение «заведомо здоровых детей», путем «элиминации пораженных плодов» [1] с помощью евгенических абортов! Это называется «безопасным материнством». На самом же деле, этот путь, связанный с узаконенным убийством нерожденных младенцев, как раз и грозит людям настоящими бедствиями.

Вдохновители и организаторы этих жестоких медико-социальных мероприятий, преследующих утопические цели, следуют известному принципу — «лес рубят — щепки летят». Главным образом, их волнуют «глобальные» проблемы «поиска путей повышения эффективности» служб ПД, а не напрасная гибель нерожденных младенцев (и нанесение ущерба здоровью женщин) по приговорам «перинатальных комитетов». Как пишут широко известные американские специалисты в области акушерства Уильям и Марта Сирс в одном из своих пособий для будущих родителей: «Программы пренатального тестирования — это продукт, родившийся в кабинетах чиновников, где решения принимаются с учетом воздействия на общество в целом, а не с учетом риска или пользы для конкретной женщины. Мы сомневаемся в разумности теста на альфа-протеин» (см. в книге: «Готовимся к родам», 2005, стр. 126).

И еще одна цитата из книги супругов Сирс: «Наш седьмой ребенок родился с синдромом Дауна (мы не знали об этом заранее, поскольку не делали теста на альфа-фетопротеин или тройного теста). Это чудесный ребенок, которого любят окружающие и который помог развитию личности каждого из членов нашей семьи. Несмотря на все трудности, с рождением Стивена наша жизнь стала богаче»(стр. 126).

5. Пренатальная диагностика как причина психогенных ятрогений

В специальных монографиях по ПД содержатся свидетельства вовлеченных в эту деятельность врачей о том, что массовые мероприятия по выискиванию аномалий у плодов вводят тысячи беременных женщин в состояние тяжелого психологического стресса. Вместо радостного, с надеждой и верой в благополучный исход, ожидания рождения ребенка, женщина, подвергнутая процедурам ПД, будет со страхом ждать результатов тестирования. Однако эмоциональная напряженность (психоэмоциональный стресс) сама по себе является перинатальным фактором риска нарушения развития ребенка и невынашивания, о чем сообщается в руководствах по перинатологии [18, 21]. По данным скандинавских исследований, 100% пациенток, направленных на инвазивные методы диагностики испытывали страх, при этом 60% из них — страх негативных результатов обследования (цит. по [29], стр. 150).

УЗИ также является фактором стресса для беременных [33]. В руководстве по ультразвуковой диагностике врожденных пороков развития [33], в составлении которого участвовали ведущие специалисты по УЗИ в нашей стране, есть специальная глава, целиком посвященная описанию неблагоприятного воздействия эхографии (при проведении ПД) на психоэмоциональную сферу беременных женщин (см. главу 27). В другом разделе этой книги высказывается следующее опасение:

«Поскольку список малых ультразвуковых маркеров растет, то драматично повышается вероятность того, что при стандартной эхографии будет обнаружен, по крайней мере, один маркер, соответственно, и предполагаемый риск того, что плоды с УЗ-маркерами могут иметь хромосомные болезни, будет преувеличен, приводя к ненужным диагностическим операциям и потенциальной потере нормальных в хромосомном отношении плодов. Применение результатов ультразвукого скрининга без их должной критической оценки может фактически принести больше вреда, чем пользы, приводя к замешательству и необоснованному беспокойству среди беременных женщин, подвергающихся ультразвуковому обследованию » (стр. 264).

Инспираторам массовых евгенических мероприятий следовало было бы подумать и о своих коллегах — рядовых врачах женских консультаций и роддомов, вынужденных исполнять указания вышестоящих инстанций. Приказы, предписывающие им выполнять «план» по массовому охвату беременных женщин ПД, унижают их человеческое и профессиональное достоинство, превращая лечащих врачей в работников отдела технического контроля (ОТК), а производство абортов (в том числе евгенических) не может не оказывать пагубного влияния на психическое здоровье врачей [31, 32]. Важно, что на евгенические аборты толкают женщин, которые изначально хотели рожать. Некоторые из них, возможно, никогда ранее и не помышляли о «прерывании беременности». Таким образом, в обществе укрепляется «абортная психология».

В «Основах социальной концепции Русской Православной Церкви» (2000) однозначно сказано: «Дородовая диагностика может считаться нравственно оправданной, если она нацелена на лечение выявленных недугов на возможно ранних стадиях, а также на подготовку родителей к особому попечению о больном ребенке»[23]. Беременные женщины в России нуждаются не в массовых евгенических мероприятиях (отдающих фашистским душком), а во внимательном врачебном наблюдении, предполагающем квалифицированное использование всех достижений современной медицины в области перинатологии. Дело врачей — лечить, а не бороться с «генетическим грузом»!

6. «Теоретики» и инициаторы евгенических абортов. Проект «федеральной целевой медико-социальной программы профилактики врожденных и наследственных заболеваний». Дискриминация инвалидов

Продвижение евгенической программы осуществляется при идеологической поддержке (и по инициативе) ряда видных российских специалистов в области перинатологии, репродукции человека и медицинской генетики. В частности, профашистские «идеи» селективного аборта пропагандируются в многочисленных монографиях и руководствах, в подготовке которых участвовали специалисты из ведущих перинатальных центров в Москве (Научный Центр акушерства, гинекологии и перинатологии РАМН), Петербурге (НИИ АГ им. Д.О.Отта РАМН) и других городах [1, 18, 26, 27, 33, 36]. ПД рекламируется также в многотиражных (более 50000-100000 экземпляров) «медико-просветительских» журналах «для современных родителей» («9 месяцев», «Беременность» и др.), в редакции которых нередко входят ведущие специалисты из тех же учреждений.

Ряд ведущих перинатологов и медицинских генетиков России пытаются внушить «организаторам здравоохранения», что массовые мероприятия по «профилактике» неизлечимых врожденных и наследственных болезней с помощью направленной на аборт ПД якобы совершенно необходимы для выхода страны из демографического кризиса (см., например, [27], стр. 23). Следует подчеркнуть, что неоевгеники активно выступают за принятие «федеральной целевой медико-социальной программы профилактики врожденных и наследственных заболеваний»([27], стр. 333).

Судя по публикациям, особенно активен в этом отношении главный генетик Санкт-Петербурга, член-корреспондент РАМН, проф. В.C.Баранов, возглавляющий «команду» специалистов по ПД в НИИ АГ им. Д.О.Отта РАМН [27]. Проф. В.С.Баранов — один из наиболее «горячих» пропагандистов евгенических абортов в России. Вышеупомянутый проект «федеральной целевой медико-социальной программы профилактики врожденных и наследственных заболеваний» помещен в монографии по ПД, подготовленной коллективом специалистов, возглавляемых проф. В.С.Барановым. Авторы беззастенчиво предлагают переориентировать государственные средства, направляемые на помощь инвалидам с детства на программу их дородового уничтожения: «Существующие программы ориентированы на работу с инвалидами, на их лечение, социализацию, адаптацию и т.д. При этом профилактический блок является лишь приложением других социальных программ и не получает должного развития, Между тем, акцент в решении проблемы инвалидности следует перенести именно на профилактику рождения детей с врожденными и наследственными заболеваниями» [27], стр. 333-334).

Подразумевается, что «центральная часть профилактики детской инвалидности в рамках этой государственной программы — ПД» ([27], стр. 338), причем, «как в случае хромосомных и генных болезней, так и в случае тяжелых врожденных пороков развития пациентам рекомендуется прерывание беременности» ([27]. (стр. 340)).

Евгеники обещают «организаторам здравоохранения» с помощью этой «медико-социальной» программы сберечь «бюджетные средства», так как «затраты на подобного рода профилактические меры значительно ниже стоимости содержания детей-инвалидов в специализированных учреждениях» ([27], cтр.334). Попутно намечаются загадочные для «простого обывателя» действия типа проведения «кампании по сбору средств (фандрейзинга) на основе социального маркетинга» (стр.334). Предполагается, что лоббируемая неоевгениками программа должна носить «управленческий характер» ([27], стр.333). (Здесь уж невольно вспоминается великий русский писатель М.Е.Сaлтыков-Щедрин с его знаменитым сатирическим романом «История города Глупова»).

Приведем еще несколько «программных» цитат из монографии по ПД, подготовленной «командой» проф. В.С.Баранова:

«… статистические данные свидетельствуют о том, что в течение последних нескольких лет наблюдается прогрессивное снижение численности населения. В такой ситуации важно состояние здоровья каждого родившегося младенца. С экономической точки зрения выгоднее заботиться о здоровье будущего, еще не рожденного поколения, чем бороться за здоровье старшего поколения, обремененного грузом болезней, растущим пропорционально возрасту. Это, естественно, не означает свертывания уже существующих социальных программ, но указывает важность всемерной поддержки государством профилактической медицины — медицины здорового человека([27], стр. 312]).

«Болезнь легче предупредить, чем лечить. Врожденные и наследственные заболевания, ответственные почти за 40% коек >в детских стационарах, много легче диагностировать и предупредить еще пренатально, чем тратить огромные средства на лечение и реабилитацию тяжело больных детей. Единственный разумный выход из сложившейся ситуации — обеспечить ПД врожденных и наследственных заболеваний целевым бюджетным финансированием, либо перевести эту службу в раздел обязательного медицинского страхования» ([27], стр.343), причем «с одновременным увеличением зарплаты сотрудников федеральных лабораторий центров, занятых ПД»(стр. 319).

«Таким образом, ПД и элиминация плодов, проведенные по >желанию родителей, способствуют снижению генетического груза популяции в целом. Все это дает основание рассматривать ПД как реальный путь развития современной позитивной евгеники. Усилия ПД, направленные на рождение здорового ребенка в конкретной семье высокого риска, в конечном счете, благоприятно сказываются на социальном и генетическом здоровье всего общества и человечества в целом»( [27], стр.353).

Монография по пренатальной диагностике, подготовленная «командой» петербургских специалистов, возглавляемой проф. В. С. Барановым, обильно снабжена экономическими подсчетами. Цель этих подсчетов — показать, что «ПД — одна из наиболее рентабельных областей современной медицины!» (жирным шрифтом выделено самими авторами) [27].

Вот один из примеров подобных «математических упражнений», заставляющих вспоминать о нацистских «медико-социальных» мероприятиях:

»…только на больных с синдромом Дауна в результате ПД только одним ФМГЦ государству было сэкономлено свыше 3999 млн. рублей, что в десятки раз больше тех средств, которые были затрачены на всю службу ПД города за весь период существования службы ПД в Санкт-Петербурге «([27], стр.325).

«Содержание одного ребенка с болезнью Дауна в специализированном учреждении обходится государству не менее 150000 руб. в год, а средняя продолжительность жизни такого больного составляет около 26 лет. Всего на содержание ребенка с синдромом Дауна государство тратит около 150 000×26=3 900 000 руб. … Только в 2002 г. с помощью ПД нам удалось предотвратить рождение 20 детей с синдромом Дауна. В случае их рождения государство затратило бы на их содержание около 20×3 900 000=78 000 000 руб.» и т.п. ([27]. стр. 339).

Стыдно сказать, но в российских руководствах по перинатальной медицине и медицинской генетике в настоящее время стало обычным делом оценивать «стоимость» жизни ребенка-инвалида и «экономический эффект» для государства(!) от дородового уничтожения такого младенца [1, 2, 18, 26, 27, 33, 36]. Более того, подобные подсчеты можно встретить сейчас даже в редакционных колонках «рафинированных» научно-информационных изданий, известных своей «научно-гуманистической» и «либеральной» направленностью. Например, в разделе «От редакции» в 8-ом номере журнала «В мире науки» (2007) (главный редактор - Сергей Капица) читаем следующее:

«Сейчас в России живет около 1,5 млн. инвалидов, заболевания которых связаны с генетическими дефектами. Ежегодные затраты на медицинское и социальное обеспечение таких больных в нашей стране превышает расходы на среднее образование всех здоровых детей. В последние годы Медико-генетический научный центр РАМН внедрил в практику здравоохранения ДНК-диагностику, в том числе дородовую».

Что следует за дородовой диагностикой — мы знаем.

Очевидно, что подобного рода публичные высказывания носят откровенно дискриминационный характер по отношению к инвалидам с детства. Эти высказывания противоречат принятой в Нью-Йорке 30 марта 2007 г. Конвенции о правах инвалидов ООН (Convention on the rights of persons with disabilities, UN) (войдет в силу после окончательной ратификации).

В связи с радикальными монетаристскими подходами к проблеме профилактики инвалидности в России вспоминается один известный рассказ Льва Николаевича Толстого для детей. В этом рассказе-притче маленький ребенок вразумляет молодых отца и мать, плохо относящихся к своим старикам-родителям, показывая им в игре, как, по их примеру, он будет относиться к ним самим, когда они состарятся и станут немощными.

Авторы цитированной монографии с гордостью отмечают, что их рекомендации учтены при организации службы ПД в Петербурге. Подобные «разработки», видимо, легли и в основу ряда других приказов Минздрава, согласно которым ПД в России получила статус обязательного массового профилактического мероприятия (наподобие прививок).

Профашистские идеи массовых селективных абортов (преподносящиеся в качестве «позитивной евгеники») воспроизводятся в методических пособиях по проведению ПД для акушеров-гинекологов [1, 26], медицинских руководствах по ультразвуковой диагностике [33], учебниках для студентов медицинских вузов [36] и колледжей (готовящих будущих «сестер милосердия») [2].

Очень существенно, что родителям внушают через «медико-просветительские» журналы, что ПД (и возможность «вовремя прервать беременность ненормальным плодом») — «великое благо для мам и малышей»(см., например, [5, 37]). Как известно, постепенная подмена категорий морали, совести, права была отличительной чертой тотальной идеологии гитлеризма. С помощью этой идеологии гитлеровцы пытались изменить саму систему мышления, логику и моральные критерии немецкого народа (см. в книге: Д. Мельников и Л. Черная. «Преступник № 1», Москва, Изд-во Агенства печати и Новости, 1981). Очевидно, «евгеническое» истребление нерожденных детей с предполагаемой патологией, преподносимое как «благо для мам и малышей», разрушает свойственные русскому народу жалость и милосердие к «страждущим и убогим». Кстати, традиционной русской культуре никогда не было свойственно отношение к инвалидам как к «ненужному грузу» ([29], стр. 128). Ключевский О. В. пишет: «Как в клинике необходим больной, чтобы научиться лечить болезни, так в древне-русском обществе необходим был сирый и убогий, чтобы воспитать умения и навыки любить человека» (цит. по книге «Синдром Дауна», под ред. проф. Ю.И.Барашнева, 2007, стр.128, [29]). Само происхождение слова «убогий», которое употреблялось, в частности, для обозначения инвалидов с детства, отнюдь не имело уничижительного оттенка, но скорее указывало на особое призвание данной категории людей (находящихся у Бога, близких к Богу).

Примечание: В этом разделе говорилось о «федеральной целевой программе» ПД, как о проекте. Но поскольку у нас не практикуется широкое и открытое обсуждение подобных «проектов» в обществе, то автор настоящего обзора, не располагая информацией о дальнейшем продвижении этого проекта, не может ручаться, что такая программа уже не принята.

7. «Эффективность» технологии узаконенного убийства.

«Команда» петербургских специалистов, возглавляемых проф. В.С.Барановым, беззастенчиво заявляет на страницах изданной ими монографии: «ПД — одна из наиболее рентабельных областей современной медицины! (жирным шрифтом выделено самими авторами) [27]. Для «обоснования» этого заявления приводятся сравнительные подсчеты «стоимости» жизни инвалида с детства и стоимости его дородового убийства, разница составляет «выгоду» для бюджета (см. цитаты, приведенные в разделе 6).

Нам же представляются правильным привести следующие вычисления. В России — стране с населением 140 млн. человек, ежегодно рождаются 2400 детей с синдромом Дауна [18]. По данным специалистов из московского Научного центра акушерства, гинекологии и перинатологии РАМН (НЦ АГ и П РАМН), плоды с хромосомной патологией определялись с помощью инвазивной ПД у 3,2% женщин из «группы риска» ([18], стр. 316). Значит, чтобы выявить пренатально 2400 больных детей (чтобы их потом убить) нужно, как минимум, подвергнуть инвазивной ПД около 80000 женщин «группы риска». При этом процент «осложнений» (гибели здоровых плодов в результате операции) составляет в лучших медицинских учреждениях 1-2%. Следовательно, кроме 2400 абортированных младенцев с синдромом Дауна в результате такой «профилактики», как минимум, ежегодно будут погибать еще 800-1600 здоровых детей (причем, у матерей, которые изначально хотели рожать!).

На самом деле таких потерь может быть намного больше, так как риск гибели плода при инвазивной ПД сильно колеблется в зависимости от различных факторов, и в некоторых случаях, как сообщалось ранее, может достигать 20% ([21], стр.147). Также неизбежны ложноположительные результаты (1-2%), при которых ошибочно абортируются здоровые нерожденные дети ([21] стр. 147; [27], стр. 253-257).

Загубленные из-за ПД здоровые дети могли бы создать многодетные семьи, из них могли бы вырасти талантливые ученые, бизнесмены, просто хорошие люди, и «затраты» государства на помощь детям-инвалидам окупились бы сполна.

Известно, что в случае наличия у нерожденного младенца летальных аномалий часто происходят самопроизвольные выкидыши на разных сроках беременности [18, 27, 36]. Половина детей, родившихся с особенно тяжелыми пороками развития, умирают в первые часы и дни после рождения, а также в течение первого года жизни, недолго «обременяя» общество своим существованием ([18], стр. 222). Но в этих случаях физическая и психическая травма для матери все же меньше, чем при искусственном аборте «по показаниям» ПД [31, 32]. Любовь, проявленная к больному ребенку, служит утешением и для самих родителей, в то время как аборт, в связи с неблагоприятными результатами ПД, часто приводит к тяжелой депрессии [31, 32].

Тем не менее, мероприятия ПД направлены на то, чтобы жизнь и смерть всех этих детей была взята «под контроль» еще до рождения. Например, в методическом пособии по ПД, изданном в Нижнем Новгороде, указывается, что с помощью инвазивной пренатальной диагностики, проведенной у 65 женщин из группы риска, хромосомные аномалии в сроках от 10 до 14 недель были выявлены у 10 плодов ([1], стр. 23). Причем в 7 случаях это были летальные нарушения, обусловленные синдромом Эдвардса. При этой аномалии (трисомия по 18 хромосоме) в 60% случаев беременность заканчивается антенатальной и интранатальной гибелью плода. 30% детей умирают на 1-м месяце жизни, 50% — на 2-м, менее 10% доживают до года ([29], стр. 82). В 2-х случаях были обнаружены сбалансированные хромосомные перестройки (в этом случае обычно рождаются здоровые люди, но у них могут быть проблемы с потомством). Только в одном случае был выявлен плод с синдромом Дауна. Таким образом, ради того, чтобы пренатально обнаружить и убить одного младенца с болезнью Дауна и еще 7 детей с летальной аномалией (синдромом Эдвардса), операции инвазивной ПД были подвергнуты 65 беременных женщин! Однако исполнители этих мероприятий явно гордятся своими достижениями. Помещая эти данные в методическом пособии по ПД, они, по-видимому, рассчитывают таким образом вдохновить на борьбу с «генетическим грузом» врачей женских консультаций и студентов-медиков.

С точки зрения здравого смысла и нормальной человеческой этики, абсолютно непонятно, зачем при обнаружении у нерожденного младенца летальных недостатков развития, не ожидая естественного завершения беременности, рекомендовать женщине подвергнуться операции искусственного аборта (часто на поздних сроках), более опасной для ее здоровья, чем естественные роды (и мучительной для ее ребенка)?

Почему некоторые врачи в России присваивают себе право решать, кому из их сограждан «целесообразно» родиться на свет, а кому «не очень»? А вдруг после операции аборта у этой женщины уже никогда не будет детей? Если у этого ребенка есть верующие родственники-христиане (например, бабушка и дедушка), они дадут ему имя, окрестят, будут молиться о нем в Церкви. После ухода малыша из жизни это будет утешением для всей семьи, даже если в данный момент родители — неверующие люди (иначе, вопрос об аборте вообще бы не стоял). Репродуктивное здоровье женщины не будет покалечено операцией хирургического аборта. Женщина будет избавлена от переживания тяжелого «постабортного синдрома». Дети, которые потом еще появятся в этой семье, будут знать, что у них был маленький брат (или сестра). К тому же теоретически всегда существует риск диагностической ошибки (или ложноположительного результата), из-за чего при евгенических абортах неизбежно должны погибать и здоровые дети (или младенцы, которые могли бы быть спасены с помощью хирургической операции, произведенной вскоре после рождения [18]).

Вместе с тем, прерывание беременности при обнаружении летальной аномалии — общепринятая установка в современном российском акушерстве! [18, 27, 33, 36]. При этом в российской литературе по перинатальному акушерству общим местом стали циничные заявления, что путем абортов «по медицинским показаниям» (имеются в виду результаты ПД) желательно производимых до 22 недель беременности, снижается показатель «перинатальной смертности»! [36]. Можно предполагать, что гибель здоровых детей от «осложнений» инвазивной ПД и ложноположительных результатов проходят «по другим спискам» и на «рапортах» перинатологов по поводу «достигнутых успехов» (например, в снижении младенческой смертности) не отражаются. (Поражаясь жестокости фашиствующих современных перинатологов, невольно вспоминаешь о благородстве знаменитых египетских повивальных бабок).

С другой стороны, некоторые специалисты, вовлеченные в эту деятельность, сами признают остроту морально-этических проблем, связанных с ПД. Например, перинатологи из московского НЦ АГ и П РАМН вынуждены признать, что «самые ожесточенные дискуссии происходят вокруг морально-этических проблем, в основном, так называемого права на жизнь. Это обусловлено тем, что многие современные технологии связаны с проведением искусственных абортов или с использованием тканей плода. Так, пренатальная диагностика предполагает практику абортирования плода с грубыми пороками развития, аборт в данной ситуации является единственным средством «профилактики» врожденной и наследственной патологии ([18], стр. 504-505). Однако создается впечатление, что современные высокоученые «повивальные бабки» в своем большинстве не желают «осложнять» себе жизнь размышлениями над подобными «больными вопросами». Так, например, проф. Цхай из Красноярска без тени сомнения следующим образом вразумляет студентов-медиков в составленном им учебнике по перинатологии: «С летальными врожденными пороками развития в плане прогноза и тактики все ясно — прогноз неблагоприятен, ребенок обречен, акушерская тактика — прерывание беременности» ([36], стр. 49).

В методическом руководстве по проведению ПД [1] указывается на хорошо известный факт, что у женщин, принимающих гормональные контрацептивы, наблюдается дефицит фолиевой кислоты, что может увеличить риск тяжелых врожденных аномалий развития нервной системы (например, spina bifida) у плода в случае наступления беременности. В качестве профилактики этих аномалий, рекомендуют за 1 -3 месяца до «планируемой» беременности принимать фолиевую кислоту [1]. Профилактический эффект фолиевой кислоты в отношении spina bifida доказан. Но является ли такая профилактика действенной во всех случаях? Все ли женщины в России, принимающие гормональные контрацептивы, во время к ней прибегнут? Белорусские врачи предупреждают в своем учебнике для медицинских вузов (составленном в соответствии с программой, утвержденной Минздравом Республики Беларусь): «Недостаточно изучено влияние КОК(комбинированные оральные контрацептивы) на развитие плода и новорожденного. Вопрос о тератогенных эффектах КОК и воздействиях на генетические структуры нуждается в более детальном изучении. Поэтому целесообразно после продолжительного применения КОК при необходимости выполнения генеративной функции рекомендовать женщине воздержаться от зачатия в первые месяцы после их отмены» ([10], стр. 86).

Получается какой-то порочный круг: специалисты по «репродукции человека», навязывая в России гормональную контрацепцию (в рамках осуществления программ контроля рождаемости — «планирования семьи») сначала создают условия повышенного риска рождения больных детей (увеличивают «генетический груз»), а потом сами же этих детей уничтожают (с согласия несчастных запуганных матерей, потерявших под их давлением правильные ориентиры). Однако евгенические аборты, в свою очередь, повышают вероятность рождения больного ребенка при последующей беременности. И при этом еще подсчитывается «экономическая эффективность» всей этой деятельности!

В настоящее время правительство РФ собирается выделять значительные средства на создание большого числа новых перинатальных центров по оказанию высокотехнологичной помощи беременным женщинам и новорожденным детям. Однако, если общество не обуздает притязания «неоевгеников», то часть этих средств неизбежно пойдет не на лечебную помощь новорожденным детям и беременным женщинам, а на «профилактику врожденных и наследственных заболеваний» с помощью ПД — планомерное «высокотехнологичное» истребление «неполноценных» нерожденных младенцев (по модели Спарты и фашистской Германии), в том числе — с летальными нарушениями развития.

Такие прецеденты уже были. Как сообщается в монографии, подготовленной «командой» проф. В.С.Баранова [27], «до 2000 г. частичное финансирование всей службы ПД в России осуществлялось за счет Российского фонда «Дети-инвалиды»»(!?). Вряд ли такой «симбиоз» мог способствовать возрастанию уровня гуманности по отношению к инвалидам с детства в России. Однако авторы указанной монографии сетуют, что это финансирование было прекращено!

В своих сочинениях финансово заинтересованные деятели «неовгенических парткомов» на базе перинатальных центров настойчиво внушают (вернее сказать, диктуют) «организаторам здравоохранения», что «главными проблемами, сдерживающими развитие ПД в нашей стране на сегодняшний день являются: отсутствие целевого финансирования и явно недостаточное внимание к нуждам ПД как со стороны федерального правительства, так и местных властей… Настала пора критически пересмотреть ныне действующие Приказы Минздрава РФ (№ 315 от 30.12.1993 и № 457 от 28.12.2000), разработать на их основе новый приказ по медицинской генетике и пренатальной диагностике, который бы больше соответствовал духу времени, финансовым возможностям государства, безусловному росту методических и кадровых возможностей всей службы ПД в России»([27], стр.384).

Отметим, что здесь идет речь, в том числе, о значительном увеличении зарплаты занятых в службах ПД специалистов. Причем, согласно устрашающим прогнозам неоевгеников, недостаточное финансирование служб ПД неминуемо приведет к всяческим катаклизмам («чревато самыми серьезными социальными последствиями и потрясениями» ([27], стр.342)).

Надо признать, что поборникам массовых евгенических абортов в России уже удалось добиться немалых успехов в реализации своих намерений. В настоящее время во всех регионах страны под разными названиями действуют программы, связанные с охраной здоровья «матери и ребенка», составной частью которых является направленная на аборт ПД. В обоснованиях к этим программам подчеркивается особое значение «профилактических мероприятий», направленных на «снижение» уровня инвалидности с детства и младенческой смертности. Отделения ПД и операционные для проведения абортов на любых сроках беременности - обязательный «компонент» уже существующих и «запланированных» перинатальных центров. Здесь же практикуют и фетальную терапию (изощренную форму каннибализма, запрещенную во многих западных странах). Так, специалисты из московского Центра АГ и П РАМН с гордостью сообщают в монографии «Новорожденные высокого риска» (2006), что в их учреждении фетальная терапия (препаратами, полученными из мозга «нежизнеспособных» (?!) 7—20 недельных человеческих плодов) уже несколько лет применяется для лечения детей с поражениями нервной системы (в том числе, родившихся после экстракорпорального оплодотворения) [18].

8. Пренатальная диагностика и нарушение прав человека в России. Право на отказ.

По закону инвазивная ПД, а тем более аборт, не могут проводиться без получения от женщины «информированного добровольного согласия» (ИДС). Однако в реальности женщины нередко подвергаются психологическому давлению со стороны врачей (связанных должностными приказами, требующими проводить такую «профилактику»). Кроме того, «информированное согласие» в случае евгенического аборта («по медицинским показаниям») не означает, что женщина получит всю полноту информации о возможных отдаленных последствиях операции: высокой вероятности бесплодия и невынашивания ребенка при последующей беременности, возможности нарушения в развитии следуюшего ребенка (из-за неспособности травмированной матки полноценно осуществлять свою функцию), повышении риска онкологических заболеваний и нейроэндокринных расстройств после аборта и т.д. Очевидно, в этой ситуации консультирование ведется не с целью отговорить женщину от аборта, а, наоборот, убедить ее в необходимости «избавиться» от своего ребенка. В монографии «Новорожденные высокого риска», подготовленной специалистам НЦ АГ и П РАМН содержится, в частности, следующее свидетельство:

«Следует отметить, что около 40-50% врожденных пороков плода поддаются успешной коррекции в случае своевременной ее проведении. Вместе с тем, как показывают наши наблюдения, в настоящее время довольно часто по совету районного акушера-гинеколога производится неоправданное прерывание беременности при наличии порока развития у плода. Это свидетельствует о недостаточной информированности врачей о современных достижениях детской хирургии и возможностях успешной коррекции многих пороков развития у плода»[18, стр. 260].

Об авторитарном тоне методических руководств по проведению ПД мы уже упоминали. Позволим себе еще раз привести поразившую нас цитату, представляющую собой типичный образец «тоталитарного мышления» организаторов массовых евгенических мероприятий в России:

«По существу, каждую беременность в настоящее время следует рассматривать как состояние риска. В этой связи так важна профилактика рождения детей с аномалиями развития…. Медико-генетическая консультация Нижегородского диагностического центра является межрегиональным центром пренатальной диагностики: за прошедшие 15 лет ее сотрудники предупредили рождение сотен детей с тяжелыми инвалидизирующими заболеваниями. В то же время тысячи матерей с высоким риском рождения больных детей получили разрешение(!?) на пролонгирование беременности, которая и завершилась рождением заведомо здоровых детей»([1], стр.6).

Неизбежно встает вопрос: а если врачи «не разрешили бы пролонгировать беременность», тогда что было бы?

Далее читаем: «К сожалению, сегодня мы еще встречаемся с ситуациями, когда врач женской консультации отговаривает беременную от проведения исследования (здесь имеется в виду инвазивная ПД). Однако активная пропаганда врачами МГК медико-генетических знаний среди медицинского персонала и населения значительно уменьшает количество отказавшихся от процедуры по этой причине»([1], стр.33).

Одним из авторов цитированного пособия [1] является должностное лицо — главный генетик Нижегородской области Удалова О.В. На титульном лице значится: «Министерство здравоохранения и социального развития РФ. Нижегородская государственная медицинская академия. Нижегородский областной клинический диагностический центр».

Конечно верующим людям в этой ситуации психологического давления (как на врачей, так и на беременных женщин) все же легче. Как отмечают авторы цитируемого пособия: «В последнее время нередко на приеме врача-генетика появляются семьи, считающие прерывание беременности даже аномальным плодом большим грехом и, получив информацию о возможности рождения ребенка с хромосомной патологией, принимают решение о сохранении беременности и воспитании ребенка в семье. Таким образом, необходимость в проведении инвазивной процедуры в этом случае отпадает»(стр.33).

В качестве еще одной причины отказа от инвазивной ПД (что, с точки зрения генетиков, видимо нежелательно) в данном руководстве называется боязнь выкидыша у «возрастных» беременных, а также «уверенность женщины в благоприятном исходе родов в связи с отсутствием отягощенной наследственности и наличием в семье одного или более здоровых детей».

Очевидно, что положительный настрой — очень важный фактор благопрятного протекания беременности.

Но кто дал моральное право врачам разрушать такой настрой ради мероприятий по снижению «генетического груза» (не помогающих матери и ребенку)? Согласно рекомендациям ВОЗ, участие в генетическом скрининге для формирования групп риска (направляемых «на прием к врачу генетику» для «получения информации») также должно быть добровольным. Об этом мимоходом упоминают в своих сочинениях даже наиболее ярые поборники массовых евгенических мероприятий в России ([27], стр. 117). На совещании ВОЗ «Этические исследования в медицинской генетике» (15-16 декабря 1997 г., Женева) были разработаны этические принципы генетической службы. Эти документы подчеркивают «добровольность пренатальной диагностики; только будущие родители вправе решать, оправдывает ли генетическое заболевание проведение пренатальной диагностики или прерывание беременности при поражении плода» (цит. по [21], стр. 610).

В законодательстве Российской Федерации закреплено право граждан на отказ не только от медицинского вмешательства [19], но и на отказ от получения информации о своем здоровье [20]. Однако в методических руководствах по проведению ПД в России подчеркивается: «Скринирующими называют программы, направленные на обследование всех беременных без исключения. К ним относятся УЗИ и материнский сывороточный скрининг»[1].

Спрашивается, этично ли:

  1. не спрашивая согласия, направлять на эти скрининги людей, которые, по религиозным или иным убеждениям считают аборт тяжелейшим нравственным преступлением и ни при каких обстоятельствах не согласятся прервать беременность?
  2. Имеет ли врач право навязывать будущим родителям информацию о «риске» неизлечимого заболевания у нерожденного ребенка, если они сами этого не просят?
  3. Отвечает ли такая медико-социальная политика принципам демократического устройства общества, провозглашенным в Конституции РФ?

Кстати, в указанном пособии [1] упоминается, что перед врачом могут встать некие «морально-этические» вопросы, но какие именно, не указывается.

Однако в изданных приказах Минздрава РФ по ПД (см., например, приказ № 457, 2000 г.) и в методических руководствах в нарушение прав человека подчеркивается обязательность скринингов для беременных. Сходные мотивы звучат в статьях, посвященных ПД, в «медико-просветительских» журналах для «мам и малышей». Женщин фактически подталкивают к евгеническим абортам, лицемерно прикрываясь фразами о «свободе выбора». Вот отрывок из статьи, написанной в форме «непринужденной» беседы акушера-гинеколога с беременными женщинами (журнал «Мой кроха и Я»- тираж 141000 экз.):

«Возможность обследовать ребенка еще в материнской утробе для того, чтобы иметь реальную картину развития плода с целью раннего выявления дефектов, есть великое благо и для здоровья будущей мамы, и для малыша. Обязательные скрининги для женщин во время беременности введены сравнительно недавно. …Благодаря современной медицине врачи могут выявить пороки развития максимально рано и прервать беременность неполноценным плодом в случае грубых нарушений или подготовить все для операции новорожденного сразу после рождения, например, при некоторых пороках развития сердца, почек. …Будущие мамы, которые хотят иметь ясную картину, надеются получить подтверждение того, что они носят генетически здорового ребенка. Скрининг проходят все женщины, инвазивная пренатальная диагностика назначается по показаниям и требует письменного согласия беременной. …Помните, лучше сделать еще одно дополнительное обследование, чем упустить что-то, что повлияет на всю жизнь. …Не паникуйте раньше времени: результат скрининга — не приговор. Дальнейшее обследование прояснит ситуацию»[37].

Специалисты, ратующие за массовые евгенические мероприятия в России, стремятся к тому, чтобы инвазивная ПД также получила статус «обязательного скрининга» для всех беременных старше 35 лет(см. [18], стр. 315). Кстати, когда в начале 2007 г. Американская ассоциация врачей-акушеров рекомендовала всем женщинам после 35 лет проходить ПД, крупнейшая католическая правозащитная организация в Америке «Priests for life» («Cвященники за жизнь») тотчас выразила свое возмущение по этому поводу и заявила, что будет защищать беременных женщин от «агрессии» врачей [42]. Следует отметить, что в популярных пособиях для беременных, написанных известными западными авторами (например: Гурия К. «9 месяцев. День за днем», 2007; Сирс У. и Сирс. М. «Готовимся к родам», 2005), часто высказываются сомнения в пользе ПД и подчеркивается необязательный характер этих мероприятий.

Международная федерация акушеров и гинекологов (FIGO — International Federation of Gynecology and Obstetrics) создала комитет по этическим вопросам репродукции и здоровья женщин. В «Рекомендациях по этическим вопросам в акушерстве и гинекологии» (ноябрь, 2003) сформулированы «Этические аспекты прерывания беременности на основании результатов пренатальной диагностики». Один из пунктов, в частности, гласит:

«Если женщина дает согласие на проведение пренатальной диагностики, необходимо выяснить, желает ли она получить информацию о ее результатах, так как в ходе обследования возможно выявление различных пороков развития. Возможно, женщина не согласится на преждевременное прерывание беременности ни при каких заболеваниях эмбриона (плода)» (цит. по [33]).

Характерно, что в солидных западных журналах по репродукции человека постоянно обсуждаются этические проблемы ПД [38]. В частности, в согласии с вышеуказанным принципом подчеркивается, что родители, желающие провести ультразвуковое обследование плода, имеют право заранее поставить границы этого анализа. Например, женщина может заранее заявить врачу, что ее интересует только состояние плаценты и количество плодов, но она не хочет, чтобы врач проводил более углубленное исследование на наличие неизлечимых аномалий и т.д., и врач обязан уважать эти требования. Подчеркивается, что предоставление бесполезной, с точки зрения лечения, информации о плоде (к тому же, обычно имеющей вероятностный характер) во многих случаях приносит больше вреда, чем пользы, ввергая родителей и всю семью в состояние тяжелого стресса [38].

Справедливости ради следует отметить, что отдельные специалисты по ПД в России также высказывают определенную озабоченность проблемой соблюдения прав человека при использовани этой технологии (правда, к сожалению, это случается крайне редко). Так, например, видные специалисты по УЗ-диагностике в России В. М. Лебедев и А.В. Михайлов указывают (в согласии с международными принципами биоэтики), что:

«При проведении пренатального скринига всегда необходимо помнить о следующих аксиомах:

  1. В рамках дородового профилактического наблюдения беременности женщины или супружеские пары должны иметь возможность, исходя из полученной информации, самостоятельно решить — какие дородовые исследования они хотели бы провести!
  2. Без предварительного разъяснения, и, возможно, полной консультации любые мероприятия пренатальной диагностии не должны проводиться!
  3. При этом необходимо принимать во внимание право родителей не знать, родится ли их ребенок инвалидом! ([33], стр. 256).

Однако эти принципы практически не получили отражения в приказах Минздрава и в официальных методических руководствах, регламентирующих применение ПД в России [1, 26].

Известные американские генетики Б.Гуттман, Э.Гриффитс, Д.Сузуки и Т.Куллис, обсуждая биоэтические проблемы современной генетики, задают такой вопрос:

»Дойдет ли общество до того порога, при котором оно больше не будет терпеть нарушения общечеловеческих прав и злоупотребления какими бы то ни было технологиями?([4], стр.342). Очевидно, этот вопрос актуален не только для США.

9. Спекуляции на тему «генетического груза» как еще одно проявление дискриминации инвалидов.

Термин «генетический груз» (цитир. по: Меттлер и Грегг, 1972) был введен в конце сороковых годов Меллером. Крау предложил называть «генетическим грузом» величину, показывающую, насколько средняя приспособленность ниже оптимальной для популяции (W max — W)/W max) ([13], стр. 326). В известной книге Л. Меттлера и Т. Грегга «Генетика популяций и эволюция» (1972) (пер. с англ.) по поводу концепции «генетического груза», говорится, в частности, следующее:

«Приспособленность популяции всегда ниже той, которая характерна для оптимально приспособленных индивидуумов. Это снижение средней приспособленности популяции за счет особей, приспособленность которых ниже оптимальной, называют генетическим грузом. Известный английский генетик Холдейн так охарактеризовал генетический груз: «Это та цена, которую вынуждена платить популяция за право эволюционировать» …..Генетический груз в его широком смысле — это просто всякое снижение (действительное или потенциальное) приспособленности популяции, возникающее в силу наличия генетической изменчивости. Концепцию генетического груза как таковую понять нетрудно, однако дать количественную оценку этого груза, установить его подлинное влияние на популяцию или же, хотя бы точно определить это влияние, оказалось гораздо сложнее».

Для анализа связей между генетическим грузом, изменчивостью и приспособленностью (как отдельных особей, так и популяции в целом) генетики широко использовали различные модели — например, популяции мухи дрозофилы. В настоящее время в медицинской генетике принято использовать термин «генетический груз» для обозначения уровня распространенности наследственных и врожденных болезней в популяциях. Однако использование концепции «генетического груза» для обоснования массовых евгенических абортов в России — это, мягко говоря, проявление крайнего научного редукционизма. Это — старый прием. Как известно, человеку трудно приговорить к уничтожению другого человека. Задача облегчается, если на «объект» предварительно навесить какой-нибудь дискриминирующий ярлык (например, «классового врага», «расово-неполноценного элемента», «генетически-дефектного плода» и т.д.).

В настоящее время можно видеть, как, стремясь обосновать необходимость целевого финансирования своей деятельности, российские неоевгеники постоянно занимаются спекуляциями на тему «генетического груза». При этом неоевгеники, выступающие за массовые мероприятия ПД, «генетический груз» фактически отождествляют с «инвалидами с детства» (во всяком случае, эту категорию людей они относят к основной составляющей этого «груза»). Иногда в таком же, по существу, дискриминационном контексте, в российской литературе по перинатологии и пренатальной диагностике употребляют выражение «медицинский и социальный груз» [18]. В качестве примера приведем характерную цитату из методического пособия по ПД, изданного «командой» петербургских генетиков, возглавляемых уже упоминавшимся проф. В.С.Барановым:

«Решающая роль в комплексе мероприятий по профилактике и предупреждению наследственных и врожденных болезней принадлежит пренатальной диагностике (ПД), позволяющей предотвратить рождение детей с тяжелыми некорригирующими пороками развития, с социально-значимыми смертельными генными и хромосомными болезнями и, тем самым, уменьшить генетический груз популяции. Поэтому вполне естественно то внимание, которое уделяется развитию служб ПД в России со стороны Министерства Здравоохранения РФ и региональных комитетов по охране здоровья матери и ребенка» ([26], стр.5).

Сведение проблемы «приспособленности» и «устойчивости» человеческого общества к чисто генетическим закономерностям — это возврат к примитивным евгеническим подходам 30-40-х годов, приведшим к печальным последствиям — массовым мероприятиям по принудительной стерилизации в США и зверствам фашистов-евгеников в Германии [3]. Очевидно, что «приспособленность» (и устойчивость) человеческого общества определяется физическим, психическим и духовно-нравственным здоровьем его членов, причем духовно-нравственная составляющая оказывает огромное влияние на две другие.

Следует отметить, что сочинения российских специалистов ПД - это не брошюры для «внутреннего пользования», адресованные узкому кругу специалистов ПД и «организаторов здравоохранения». Эти высказывания носят уже вполне «публичный характер». Например, авторы «программной» монографии по «позитивной евгенике» (нашпигованной рассуждениями на тему «снижения генетического груза» и «рентабельности» ПД), высказывают надежду, что их книга найдет отклик «в душе рядового читателя», интересующегося проблемами современной науки в области генетики человека и ПД ([27], cтр.384).

В этой связи хотелось бы подчеркнуть, что в просмотренных нами специальных руководствах по перинатологии зарубежных авторов мы не встретили в разделах, касающихся ПД, подобного рода одиозных рассуждений на тему инвалидности с детства. Создается впечатление, что подобные высказывания в адрес инвалидов с детства — это наш «местный колорит», зарубежные перинатологи, как правило, такого себе не позволяют. Хотя, конечно, и «на Западе» немало поборников «хромосомализма» (иначе ПД там просто не была бы востребована). Но, спрашивается, зачем любой возникший в заморских странах «-изм» без разбору (подчиняясь какому-то неразумному подражательному инстинкту) тащить в Россию, да еще возводить его в ранг «общегосударственной политики»?

Но, если уж заниматься заимствованиями, то зачем, в качестве образца, брать наиболее «продвинутые» в сторону зла модели? В таких вопросах, как, например, отношение к абортам, западные страны все еще сильно различаются: одна ситуация в Нидерландах, другая — в США, третья — на Мальте, в Польше или Ирландии (Основной закон этого государства — Конституция, гарантирует права «неродившимся детям»). Очевидно, что принятие «абортных» евгенических программ не прибавит авторитета нашей стране в глазах «соседей по планете».

Кроме того, узаконенные убийства нерожденных младенцев по приговорам «перинатальных комитетов» (так называемые аборты «по медицинским показаниям») превращают тысячи здоровых русских женщин в покалеченных в моральном и физическом отношении людей. Многие изначально «приспособленные» (если все же говорить на языке генетики) женщины после евгенических абортов будут страдать от депрессий (в результате переживания постабортного синдрома), а также, возможно, утратят свою фертильность. Такие мероприятия уж никак не способствует повышению «приспособленности» российского общества.

C другой стороны, как отмечают в своей книге Джон и Барбара Уиллке (известные борцы за права нерожденных младенцев в США): «Затраты общества на уход за живущими среди нас физически и умственно неполноценными людьми — это лишь малая толика тех затрат, которые общество несет из-за живущих среди нас моральных уродцев» [32]. Этот груз только возрастет в результате пропаганды и осуществления жестоких программ по массовой «профилактике» рождения больных детей с помощью абортов.

Вместе с тем, с точки зрения выживания нации в целом, груз нравственных аномалий, приводящий как к физическому, так и психическому вырождению народа, намного опаснее, чем неизбежный в любой популяции (и, в целом, неустранимый) генетический груз, которым нас (и, видимо, организаторов здравоохранения) решили запугать поборники массовых евгенических абортов.

При разговорах о «генетическом грузе» следует также помнить, что дети, убиваемые по результатам ПД, никакой «генетической опасности» ни для кого не представляют, так как люди с тяжелыми неизлечимыми врожденными недостатками или наследственными заболеваниями, если и доживают иногда до взрослого возраста, как правило (за редким исключением) семей не создают и свои гены никому не передают. Этот момент, кстати, подчеркивается и в монографии по ПД ([27], стр. 353). Внутриутробное убийство детей, например, с синдромом Дауна не может повлиять на появление новых случаев нерасхождения хромосом (причины этого заболевания), так как этот процесс, с определенной частотой, непрерывно происходит при образовании половых клеток.

Но даже если это было бы иначе, неужели кому-то позволено склонять мать к убийству своего ребенка, если в его кариотипе обнаружилась лишняя хромосома? В этой связи хотелось бы напомнить о предупреждении, прозвучавшем около 2000 лет назад: «Горе миру от соблазнов, ибо надобно придти соблазнам; но горе тому человеку, через которого соблазн приходит» (Еванг. от Матфея, гл.18, 7).

Основная «вина» всех этих детей перед обществом в другом - они нуждаются в проявлении дополнительной заботы и любви. Как подчеркивается во вступительном разделе методического руководства по ПД (предназначенном для акушеров-гинекологов и студентов медицинских вузов), «лечение и содержание таких пациентов требует значительных материальных средств и душевных переживаний» [1].

С другой стороны, согласно аксиомам генетики, психическое и физическое состояние человека (и других организмов) — фенотип, определяется взаимодействием генетических факторов и факторов среды. Поэтому, если бы средства, которые тратятся на массовые процедуры ПД и евгенические аборты, переориентировали на обучающие и оздоровительные программы для детей-инвалидов и детей с различными пограничными состояниями, это могло бы способствовать улучшению их психического и физического здоровья и уровня социальной адаптации. А это, в свою очередь, повышало бы общий уровень «приспособленности популяции». Использование достижений современной коррекционной педагогики позволяет во многих случаях добиваться в этом отношении впечатляющих успехов, в том числе, при синдроме Дауна [8, 29]. Однако, как уже говорилось выше (см. раздел 6), российские евгеники, наоборот, пытаются переключить средства, выделяемые на полезные социальные программы, на мероприятия по дородовому уничтожению инвалидов.

10. Что нас ждет на «горизонтах» пренатальной диагностики?

В целом, после ознакомления с сочинениями ряда наших ведущих перинатологов, репродуктологов и медицинских генетиков создается впечатление, что многие из них подменили врачебную и научную деятельность сомнительной политикой. В настоящий момент, возрождая традиции революционной российской интеллигенции, эти деятели претендуют на роль новых «защитников народа». На этот раз нацию с помощью методов «позитивной >евгеники» ([27], стр.353) (которая, на самом деле, сводится к аборту) собираются защищать от инвалидов с детства («генетического груза» [26, 27]) и, как следствие, — от остатков нравственности и морали. На «горизонтах» ([27], стр.367) этих преобразований, заставляющих вспоминать об исчезнувших с лица Земли злополучной Спарте и нацистской Германии, нас ждет «медицина здорового человека» ([27], стр.312), не гнушающаяся каннибализмом ([27], стр.371-374).

Так, петербургские медгенетики восторженно сообщают в своей монографии о новых подходах к лечению нерожденных детей с недостатками развития (выявленных с помощью ПД), которые «разрабатываются на уровне экспериментов». Вместо «элиминации» некоторые нерожденные младенцы будут подвергаться «фетальной терапии»: через пуповину им будут вводить клетки, полученные от «медицинского абортуса» ([27], стр.371-374). Наиболее дерзкие «преобразователи» с энтузиазмом призывают к построению «дивного нового мира», населенного клонированными людьми [30], и возвещают скорое наступление «эры контрацепции» [17].

Пока, в ожидании «эры контрацепции», в стране, захваченной демографическим кризисом, не прекращается политика контроля рождаемости в сторону ее снижения (так называемое «планирование семьи»). Как известно, согласно постулатам современной демографической науки, одним из основных инструментов снижения рождаемости в той или иной стране является пропаганда и «расширение доступа к репродуктивной медицине и контрацепции, способствующей добровольному замедлению прироста населения» [16]. В России идеологическую поддержку политики контроля рождаемости (под видом «борьбы с абортами») осуществляют, в частности, многочисленные массовые журналы «для будущих мам и малышей».

В качестве образца можно привести журнал «9 месяцев». В редколлегии этого богато оформленного красочного журнала (тираж 75000, учредитель — ООО «Ноледж Системз Интернэшнл») собрались ведущие российские перинатологи и неонатологи: члены-корреспонденты РАМН Володин Н.Н. и Сухих Г.Т. (руководитель отдела в НЦ АГ и П РАМН); д.м.н. Рюмина И.И. (главный неонатолог Минздрава РФ, координатор программ ВОЗ по охране материнства и детства); д.м.н. Слепцова С.И. (Генеральный директор Центра перинатальной профилактики) и др. специалисты.

В июньском номере «9 месяцев» за 2007 год, наряду с обычной рекламой товаров «для мам и малышей», любознательные читатели найдут обстоятельную статью «о пользе» наиболее радикального метода «внутрисемейного контроля рождаемости» — хирургической стерилизации ([7], стр.94-96). (Хотелось бы выяснить, согласуются ли подобные публикации с поправкой, принятой Госдумой в конце 90-х годов, в отношении рекламы медицинских услуг и товаров, запрещающей рекламу методов стерилизации (в связи с тяжелым демографическим положением в России)).

В майском номере «9 месяцев» за 2007 г. помещена большая «противоабортная статья» под названием: «Аборты: риск неизбежен!» (стр.58-61). При этом в полном согласии с идеологией движения «планирование семьи» вопрос об этичности абортов оставляется в стороне, обсуждается только «риск» этой «операции» для здоровья матери. Оказывается, аборт — это всего лишь «серьезный удар по здоровью женщины и плата за беспечное отношение к контрацепции и предупреждению нежелательной беременности» ([6], стр.60).

Воспитание у русских женщин неприятия аборта как нравственного преступления (узаконенного убийства нерожденного ребенка), пробуждение чувства жалости к уничтожаемым младенцам очевидно не входит в планы подобных журналов для «мам и малышей». «Право» женщины на «гуманный», «доступный» (бесплатный), «безопасный», «комфортный» и «достойный» аборт в случае наступления «нежелательной» беременности, как известно, является незыблемым принципом политики «планирования семьи» (см., например, в книге: А.Н.Юсупова «Аборты в России» (2004)).

Да и если женщины начнут жалеть своих нерожденных младенцев, то как же быть с «рентабельностью» программ типа «пренатальная диагностика»? Очевидно, в этом случае такие программы просто «прогорят»!

Примечательно, что в другом разделе майского номера журнала «9 месяцев» за 2007 год пропаганде гормональной контрацепции зачем-то придан характер оскорбительной политической провокации. Так, в этом номере как обычно был размещен «познавательный» календарь с указанием знаменательных дат и наиболее важных событий. В рамке под числом «9 мая», как и положено, стоит надпись «День победы» (без разъяснений). Ниже, в той же рамке (9 мая), помещено выделенное жирным шрифтом сообщение: «В 1960 г. в США поступили в продажу первые в мире противозачаточные пилюли»([6], стр.99).

Конечно, у нас не какая-нибудь африканская страна с «диктаторским режимом», а демократическое государство, где каждый может исповедовать, что он хочет и даже пропагандировать свои взгляды в прессе. Однако у редакторов, которые одновременно являются организаторами здравоохранения, ответственность больше, в том числе и за глумление над святым для всех российских граждан государственным праздником — Днем победы. Интересно, возможно ли было бы появление такого календарика (в журнале, воглавляемом «должностными лицами») где-нибудь в США или, например, в Польше?

На граждан, отвращающихся от сияющих «горизонтов» «эры контрацепции и пренатальной диагностики», «продвинутые» репродуктологи навешивают ярлык «отсталости» [30; 35, стр.1].

Таким образом, инвалидам с детства в России объявлена жестокая и циничная война, прикрывающаяся лицемерными фразами «о «профилатике болезней» и «избавлении невинных детей от страданий» (путем их узаконенного массового дородового убийства). Это — вызов всему российскому обществу. Если русские люди не хотят в один недобрый час оказаться, вместе с несчастными «клонами», в «эре контрацепции», да еще с «генетическими паспортами» (о чем мечтают некоторые «преобразователи» [27]), общество должно остановить эту политику, приводящую к насаждению в России (под видом медицинских «профилактических» мероприятий) самого настоящего фашизма, и позорящую нашу страну.

11. О «старой» и «новой» евгенике

Термин «евгеника» был предложен англичанином Ф.Гальтоном. В 1909 году он определил евгенику как науку, которая занимается «всеми влияниями, улучшающими качества расы»(цитир. по [3]). Успехи генетики (переоткрытие законов Менделя, создание хромосомной теории, мутационной теории и т.д), с одной стороны, и тяжелые социально-политические потрясения начала ХХ века, с другой стороны, способствовали распространению евгенических идей.

У части западного общества возникла иллюзия, что, овладев собственной наследственностью, человечество сможет решить все политические, социальные и моральные проблемы. В этот период «евгенический энтузиазм» не был чужд и русским генетикам, охваченным духом переустройства мира и веры в безграничность человеческого разума, свойственным большой части интеллигенции тех лет [3].

Однако «романтический период» в развитии евгеники продолжался недолго. В 30-е годы евгеника уже вышла за рамки собственно биологии и выродилась в социально-политическую дисциплину, абсолютно неприемлемую по своей морали и научной обоснованности. В частности, в рамках евгеники сформировался особый подход к проблеме человека, абсолютизирующий роль генетического знания [3, 4].

В ряде стран, прежде всего в США и Германии, самые реакционные представители правящих кругов сумели добиться принятия ряда антигуманных законов, якобы основанных на «научных евгенических положениях». К 1937 г. в 32 штатах Америки были приняты законы о принудительной стерилизации лиц, страдающих олигофренией, психозами, эпилепсией, а также людей с криминальными наклонностями, хронических алкоголиков, проституток и др. В Европе подобный закон был принят в гитлеровской Германии в 1933 году и широко применялся в течение последующих 12 лет [3].

В Германии вместо слова «евгеника» более употребительным стал другой термин — расовая гигиена. После прихода Гитлера к власти это расистское движение превратилось во всемерно поддерживаемую и развиваемую государством программу по массовому уничтожению «расово-неполноценных» людей. Доктор философских наук Е. Н. Гнатик замечает в своей книге [3], посвященной этическим проблемам современной генетики, что «при воспоминаниях о внедрении евгенических проектов «в жизнь» в США и Германии менее столетия назад охватывает леденящий душу ужас».

Под впечатлением «плодов» евгеники в фашистской Германии научное и общественное мнение всего мира резко осудило евгенические исследования. Само слово «евгеника» стало одиозным [3, 4].

На рубеже третьего тысячелетия человечество стоит перед проблемой резкого ухудшения экологической обстановки, вызванной технологическими переменами в мире под воздействием научно-технической революции, что отражается на здоровье людей. С другой стороны, человечество достигло значительных успехов в изучении собственного генома и механизмов репродукции человека, появились новые генетические и репродуктивные технологии, позволяющие активно манипулировать с генами, половыми клетками и т.д.

Вместе с тем, как справедливо отмечает Е.Н.Гнатик, «ситуация развивается так, что с развитием новых генных и репродуктивных технологий все меньше принимается всерьез сам эмбрион, его право на жизнь, то есть наблюдается постепенное обесценивание самого человека». На этом фоне возникла реальная опасность появления новой неуправляемой генетической евгеники (неоевгеники). В книге Е.Н.Гнатик этому посвящена целая глава, которая так и называется «Неоевгеника» [3]. В частности, меры направленные на снижение числа инвалидов с детства («генетического груза») с помощью ПД относятся к «неоевгеническим» мероприятиям [3].

Известный философ И.Т.Фролов предупреждал еще 20 лет назад: «реализация неоевгенических проектов означала бы генетическую катастрофу для человечества, гораздо более опасную, чем та, которую рисует неоевгеника, и от которой она обещает нас спасти» (цит. по [3]). Эти проекты грозят еще большей бедой — духовной катастрофой.

Обращает на себя внимание, что российские адепты неоевгеники в России, пропагандируя свои идеи, ссылаются на некую концепцию «медицины здорового человека» ([27], стр.312). Можно полагать, что речь идет о концепции, предложенной Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ). Основная идея заключается в том, что в ХХI веке медицина должна перейти от «защитно-оборонительных» позиций к «социально-конструктивным», связанным с созиданием самого здоровья и активного долголетия людей. При этом принципиально должна измениться и роль врача. Из «лечащего болезни» он должен стать «конструктором здоровья», а «медицина болезней» должна превратиться в «медицину здоровья» (цитир. по [28]).

Как замечает известный философ, доктор мед. наук проф. И.В.Силуянова «при всем уважении к Всемирной организации нельзя освободиться от вопроса: не находятся ли такие установки в полном отрыве от классической медицинской науки?» [28]. Подобные идеологии возникают в результате деклараций о новой мировоззренческой и нравственной ценности — здоровья. Этот путь ведет к «прямой и непосредственной конфронтации к основным морально-нравственным принципам понимания сущности человека, смысла и предназначения человека в христианской антропологии» [28].

Проф. Силуянова подчеркивает, что «человек, принимающий христианские ценности, никогда не сможет согласиться с тем, что здоровье телесное, соматическое… является и главной целью, к которой должен стремиться человек и достижению которого он должен подчинить свою жизнь…. Именно центральное, базовое местоположение ценности здоровья человека и здоровья нации послужило основанием создания известной миру «Программы эвтаназии» по отношению к «жизненеполноценным», т.е. больным людям (в частности, к душевнобольным), которая действовала в фашистской Германии в 1938-1939 гг. Результаты и последствия принятия подобных «идеологий», которые начинались с признания ценности здоровья и особого значения здоровых людей, уже известны культуре».

12. «Научно-обоснованный» оккультизм.

Интересно, что навязывание системе российского здравоохранения профашистских евгенических программ сопровождается и распространением оккультизма при непосредственном содействии медицинской элиты и организаторов здравоохранения. В этом плане поражает существование такого журнала как «Здоровье от природы» (учредитель: ООО «Паблишинг Хаус Венето», тираж — 100 000!). Титульный лист этого журнала (до июньского номера за 2007 г., включительно) украшали фотографии членов Совета экспертов, в который входили девять известных ученых-медиков и организаторов здравоохранения России (директоров и заместителей директоров ведущих научно-медицинских центров РАМН и Минздрава РФ и главных специалистов Минздрава РФ). Журнал заявляет, что, опираясь на такой блестящий Совет экспертов, он будет «предлагать своим читателям только проверенную и научно-обоснованную информацию».

Вместе с тем, все номера журнала наполнены невероятной оккультной чушью. В мае (2007) читателям совершенно серьезно объясняют, что в этом месяце «Солнце приближается к одной из самых зловещих звезд — Алголю («дух зла»). Алголь примечателен тем, что разрушает любые положительные чувства, особенно любовь» ([11], стр.56). Советуют: «Постойте в энергетическом колодце: найдите в лесу место, где деревья образуют круг. …Кстати, цветущие деревья подходят всем и всегда…. Это «универсальные доноры» (стр.26).

В июньском номере (2007) [12] приглашают к «захватывающему путешествию по местам силы» (к которым относят и древние языческие капища, и православные монастыри): «на капищах легче войти в нужное состояние, нежели в более обыденных местах», и т.п. Указываются противопоказания для такого «туризма»:

«..людям, сильно поглощенным вирусом, а также с сильными психическими расстройствами и фобиями, посещать места силы НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ» (стр.48-49) (крупным шрифтом выделено как в журнале).

В разделе «Стиль жизни», опять-таки, с полной серьезностью даются следующие рекомендации:

«ЗАПАСИТЕСЬ АМУЛЕТАМИ. День летнего солнцестояния, праздник Ивана Купалы — с незапамятных времен период магический. Легендарный цветок папоротника, цветущий в ночь на Ивана Купалу, на глаза мало кому попадается, но и простой папортник считается талисманом. Волшебные свойства приписываются и зверобою: если его собрать в ночь накануне праздника, утром сплести венок и плясать весь вечер у костра, он становится защитой от порчи на весь год» (стр.21).

Единственным утешением «для рядового российского гражданина» в этой ситуации может служить предположение, что уважаемые члены Совета экспертов просто не заглядывали в этот журнал и не догадываются, какая вредная чушь распространяется под прикрытием их имен.

Начиная с июльского номера (2007) в журнале произошли таинственные изменения. Во-первых, исчезли фотографии членов Совета экспертов (сам Совет больше не упоминается), журнал больше не обещает давать только «научно-обоснованную» информацию. Объявляется, что с сентября название журнала будет изменено на «Natural». Также дается следующая «историческая» справка: «Здоровье от природы» - российское издание международного велнес-журнала, существующего больше 50 лет. С 2002 года мы динамично развивались в России, открыв и возглавив нишу отечественных велнес-изданий… русское название перестало полностью отражать богатство тематики журнала, ведь велнес — гораздо больше, чем здоровье».

Видимо, наши «организаторы здравоохранения» больше не нужны окрепшему «велнес-журналу». Вся эта темная история с вовлечением российской научно-медицинской элиты и организаторов здравоохранения в продвижение откровенно оккультного издания показывает, что «медицина здорового человека» сама поражена серьезным недугом.

В числе бывших экспертов вышеупомянутого оккультного «велнес-журнала» состояла проф. Е.В.Уварова, являющаяся зав.отделением московского Научного центра акушерства, гинекологии и перинатологии РАМН (НЦ АГ и П РАМН) и главным детским и подростковым гинекологом России (так она была представлена в журнале) [11, 12].

Проф. Е.В.Уварова замечательна еще и тем, что в соавторстве со своей коллегой из НЦ АГ и П РАМН — докт. мед. наук И.С.Савельевой, сочиняет неординарные статьи на тему «подростковой контрацепции».

Вот небольшой отрывок из статьи этих ученых дам, написанной вполне в духе «велнес-медицины»: «…стремление предоставить юным женщинам не только наиболее надежный, но и наиболее приемлемый КОК (комбинированный оральный контрацептив) с улучшенными клинико-фармакологическими характеристиками дает полное право рекомендовать для начинающих половую жизнь (так называемых «стартующих») подростков монофазные микродозированные контрацептивы с прогестагенами третьего поколения»

Статья носит название: «Комбинированные оральные контрацептивы в аспекте сохранения репродуктивного здоровья сексуально активных подростков и молодежи». Опубликована в «Русском медицинском журнале» (выпуск «Мать и дитя»), том 14, № 18 (270), 2006, стр.1320-1324. Как указывается в учебнике, составленном другим видным специалистом, акад. РАМН Г.И.Савельевой, «по определению ВОЗ к подросткам относятся молодые люди в возрасте 10-19 лет».

Вместе с тем, в ряде стран (США, Англия и др.) КОК до настоящего времени отпускаются только по рецептам. В Индонезии снабжение контрацептивами подростков до 17 лет считается преступлением (цит. по [10]). Не случайно, врачи из Белоруссии указывают (опираясь на данные литературы и свой собственный клинический опыт) в учебнике для медицинских вузов (составлен в соответствии с программой, утвержденной Минздравом Республики Беларусь), что «применение КОК не следует рекомендовать девушкам до 18-летнего возраста, …учитывая существенное влияние препаратов на эндокринную систему организма» ([10] стр.84).

Возможность духовно-нравственного развития русской молодежи «велнес—медициной» не предусматривается, зато КОК в сочинениях главного детского гинеколога России Е.В.Уваровой объявляются «наиболее …приемлемым в этом возрасте способом предохранения от нежелательной беременности» [см. там же]. И это несмотря на то, что сами же пропагандистки детского безопасного секса указывают в своей статье, что большинство (75%) юношей и девушек, повзрослев, сожалеют о своей «ранней сексуальной активности». Видимо, участие в издании «велнес-журналов» даром не проходит: главный гинеколог России Е.В.Уварова забыла, что ее профессия связана с рождением человека, а не с размножением животных (например, кошек и собак).

13. Пренатальная диагностика или помощь инвалидам?

Политика навязывания массовых мероприятий ПД неминуемо ведет к повышению уровня жестокости в обществе в целом (в частности, по отношению к инвалидам). Беззащитные нерожденные дети фактически приравниваются к опасным «патогенным агентам», подлежащим немедленному уничтожению. Известно, что «увлечение» евгеникой в начале ХХ века в Англии сопровождалось ужесточением отношения общества к инвалидам с детства ([29], стр. 120).

В частности, такая политика усугубляет проблему социального сиротства в России, насаждая порочные стереотипы в обществе по отношению к детям-инвалидам. Ребенок из субъекта жертвенной родительской любви превращается в «предмет удовольствия» или «красивую игрушку». Такой образ «малыша» создается, в частности, в «медико-просветительских» журналах для беременных женщин («9 месяцев», «Беременость» и др.). Но что делать, если родится ребенок, не соответствующий этим гедонистическим «ожиданиям», например, ребенок с синдромом Дауна?

К сожалению, как отмечает директор Центра лечебной педагогики Р.П.Дименштейн, «слово «даун» и по сей день является в нашей стране нарицательным и обозначает … человека, от которого надо любыми способами избавиться: если удастся, то уничтожить до рождения, а если нет, то «освободить» от него родителей, запрятав в закрытый интернат подальше от людских глаз…» [8]. Р.П.Дименштейн называет подобное отношение общества к инвалидам с детства «наследием тоталитарного мышления» [8].

Пропаганда массовых мероприятий «ПД с абортом» как средства «профилактики» инвалидности с детства является грубым оскорблением не только самих инвалидов, но и их семей, социальных работников и волонтеров, на долю которых выпал труд заботы об инвалидах. Существует немало людей, которые готовы оказывать всевозможные услуги (медицинские, психологические, образовательные, бытовые) семьям с детьми-инвалидами и детским домам, как на безвозмездной, так и платной основе. Эта деятельность весьма развита в социальной сфере многих экономически развитых стран. Таким образом, ребенок-инвалид фактически «создает» рабочие места вокруг себя, то есть выполняет важную социальную функцию.

В нашем обществе также наблюдается постепенный рост такого рода социальной активности (см. например [14]). В частности, вопросы развития в России новой системы помощи семьям, имеющим детей с синдромом Дауна, подробно рассмотрены в недавно вышедшей коллективной монографии «Синдром Дауна» (под ред. проф. Ю.И.Барашнева) [29]. Сейчас во всем мире изменился взгляд на возможности реабилитации этих детей. В частности, в книге «Синдром Дауна» показано, что «новые принципы воспитания и обучения больных детей позволяют добиться неожиданно больших успехов, чем раньше». Создание и внедрение новых моделей трудовой реабилитации «позволяет людям с синдромом Дауна работать в сфере социально-бытового обслуживания, общественного питания, медицинских учреждениях, жилищно-коммунальном хозяйстве, а также государственных учреждениях в качестве младшего персонала» ([29], стр.246). При этом люди с синдромом Дауна «выполняют квалифицированную работу» (стр.246).

Помощь инвалидам повышает общий уровень ответственности, морали и гуманности в обществе, а в этом, по мнению многих современных экономистов, в конечном счете, заключается главный источник экономического благополучия и процветания современного правового государства. В то же время, навязывание обществу программ по массовому выслеживанию и истреблению больных нерожденных младенцев возвращает нас к худшим фашистским временам ХХ века.

14. Угроза безопасности государства

Профашистская евгеническая программа проникает в российское здравоохранение под вывесками «новой технологии», «медицины здорового человека», «профилактической медицины», и т.д. Этот процесс напоминает проникновение разрушительных «вирусных» программ типа «троянский конь» в компъютерную сеть.

Массовые мероприятия по распространению нацеленной на аборт ПД угрожают жизни и здоровью беременных женщин и их нерожденных младенцев, способствуют распространению абортов, подрывают остатки традиционной нравственности и морали в обществе, насаждают жестокое (дискриминационное) отношение к инвалидам, подрывают гуманистические принципы медицины, компрометируют медицинскую генетику как науку, вредят физическому, психическому и духовному здоровью всего общества, и, в конечном счете, ускоряют процессы депопуляции страны. Проведение массовых мероприятий по евгеническому аборту не отвечает интересам Российской Федерации и угрожает безопасности страны.

ПД не должна распространяться за рамки медицинской «услуги» для тех, кто действительно хочет ее получить. Только такой статус ПД не противоречит Конституции РФ и «Основам законодательства РФ об охране здоровья граждан», а также принятым на международном уровне принципам биоэтики (в том числе, при использовании новых генетических технологий ([13], стр.581-584)). В частности, согласно ст.31 «Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан» и в согласии с международными принципами биоэтики, каждый гражданин имеет право не только на получение информации о своем здоровье, но и на отказ от получения такой информации [20].

Что касается вопроса о праве врачей и беременных женщин на «выбор правильной тактики ведения беременности» в связи с «неблагоприятными» результатами ПД, то автор настоящего обзора решительно присоединяет свой голос к голосам тех граждан, которые требуют запрета всех видов намеренного убийства нерожденных детей в России, включая евгенический аборт (чрезвычайные ситуации вроде «внематочной беременности» к категории «умышленного убийства», естественно, не относятся).

15. Очевидная альтернатива

Поборники массовых евгенических абортов в России любят спекулировать на проблеме «демографического кризиса». В этой связи, следует заметить, что в США, где, несмотря на развитие «новой генетики», сильны противоабортные настроения, рождаемость выше, чем в большинстве европейских стран. К 2050 году американцы собираются довести свою численность до 350-400 млн. человек! В свое время в США была с успехом развернута грандиозная программа по борьбе с курением. Теперь в этом «оплоте либерализма» с определенным успехом осуществляется программа, направленная на пропаганду среди молодежи традиционных семейных ценностей и целомудрия [9].

Также для любого благонамеренного российского гражданина очевидно, что решение демографических проблем следует начинать решать не с навязывания евгенических абортов, а с таких простых и ясных действий, как борьба на государственном уровне с абортами, алкоголизмом, курением, наркотиками. Одновременно необходимо прекратить действие программ контроля рождаемости (планирования семьи), направленных на снижение численности населения. Должна быть остановлена пропаганда гормональной контрацепции и стерилизации в «медико-просветительских» журналах для будущих родителей и навязывание «безопасного секса» для детей и подростков в рамках государственных программ. Вместо этого необходимо усилить меры государственной поддержки многодетных семей, проводить пропаганду семейных ценностей, нравственного образа жизни. Именно такие меры могут ослабить влияние наиболее значимых вредных факторов (инфекций, абортов, алкоголя и др.) на здоровье нынешнего и будущего поколений, снизить частоту рождения больных детей (без их уничтожения), обеспечить стабильный прирост населения и рождение здоровых младенцев.

Следует особо подчеркнуть роль духовно-нравственных факторов. В настоящее время ведущими демографами мира признается, что важнейшим фактором, определяющим репродуктивное поведение людей, является их мировоззрение [15]. Ориентация общества на традиционные духовно-нравственные ценности (в том числе, в области семейно-брачных отношений) коррелирует со стабильным приростом населения в той или иной стране [15].

Поэтому возрождение в России традиционных нравственных ценностей (например, с помощью уроков «Православной культуры» в школах) является необходимым условием успеха экономических мер стимулирования рождаемости.

16. Литература

  1. Боровкова Л.В., Воскресенская С.В., Удалова О.В. Медико-генетическое консультировапние и пренатальная диагностика врожденных и наследственных заболеваний. (учебное пособие). — Н. Новгород: Издательство Нижегородской медицинской академии, 2007.-56 с.
  2. Гайнутдинов И.К., Рубан Э.Д. Медицинская генетика. (Учебник). Ростов н/Дону: Феникс, 2007. — 320 с.
  3. Гнатик Е.Н. Генетика человека. Былое и грядущее. Москва, Изд-во ЛКИ, 2007. — 280 стр.
  4. Гуттман Б., Гриффитс Э., Сузуки Д., Куллис Т. Генетика. (пер. с англ.) М: Фаир-Пресс, 2004.
  5. 9 месяцев (Девять месяцев) (журнал), 2007, № 4 ;(апрель), стр. 86.
  6. 9 месяцев (журнал), 2007, № 5 (май), стр. 58-61 и стр. 99.
  7. 9 месяцев (журнал), 2007, № 6 (июнь), стр. 94-96.
  8. Дименштейн Р.П. Проблемные дети — проблема взрослых. В книге: Каролина Филпс. Мама, почему у меня синдром Дауна? (пер. с англ.) Москва, Теревинф, 1998, с. 146-158.
  9. Дойл Р.В. США девственность снова в моде. «В мире науки», 2007, № 3, cтр. 10-11.
  10. Дуда В.И., Дуда В.И., Дуда И.В. Гинекология. 2-е изд. — М.: АСТ, Мн.: Харвест, 2005. 896 стр.
  11. Здоровье от природы (журнал), 2007, май.
  12. Здоровье от природы, 2007, июнь.
  13. Иванов В.И., Барышникова Н.В, Билева Дж.С., Дадали Е.Л., Константинова Л. М., Кузнецова О.В., Поляков А.В. Генетика (под ред. акад. РАМН В.И.Иванова). — Москва, ИКЦ «Академкнига», 2006, 639 стр.
  14. Иванова А. «Театр простодушных», журнал Фома, 2005, 8 (31), стр. 73—75.
  15. Колдуэлл Д.К. и Колдуэлл П. Высокая рождаемость в странах Африки к Югу от Сахары. В мире науки, 1990, № 7, стр. 74-81.
  16. Коэн Д. Взросление человечества. В мире науки, 2005, № 12, стр. 17-22.
  17. Корхов В.В., Тапильская Н.И. Гестогены в акушерско-гинекологической практике. СПб., СпецЛит, 2005.- 141 с.
  18. Новорожденные высокого риска. (Новые диагностические и лечебные технологии). (под ред. Кулакова В.И. и Барашнева Ю.И.) Москва, ГЭОТАР-Медиа, 2006. — .528 c.
  19. Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, статья 30, часть 8.
  20. Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, статья 31.
  21. Oсновы перинатологии. (под ред. проф. Н..П. Шабалова и проф. Ю.В.Цвелева). Москва., МЕДпресс информ, 2004. — 3-е издание — 640 с.
  22. Oсновы перинатологии. (под ред. проф. Н..П. Шабалова и проф. Ю.В.Цвелева). Москва., МЕДпресс информ, 2004. — 3-е издание — 640 с.
  23. Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. Деяние Юбилейного Освященного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви о Соборном прославлении новомучеников и исповедников российских ХХ века. М., 2000.
  24. Православие и проблемы биоэтики. Православный медико-просветительский центр «Жизнь». Москва, 2001. — 128 стр.
  25. Православие и проблемы биоэтики (выпуск 2, 2000-2005 гг.). Православный медико-просветительский центр «Жизнь». Москва, 2006. — 136 с.
  26. Пренатальная диагностика в акушерстве. Современное состояние, методы и перспективы (Методическое пособие). — НИИ акушерства и гинекологии им Д.О.Отта РАМН. СПб, Изд-во Н-Л, 2002. — 63 с.
  27. Пренатальная диагностика наследственных и врожденных болезней (под ред. акад. РАМН, проф. Э.К.Айламазяна, чл.-корр. РАМН, проф. В.С.Баранова). СПб, МЕДпресс-информ, 2006. - 415 с.
  28. Силуянова И. В. Нравственная ценность болезни. В книге: «Православие и медицина» (Международные Рождественские образовательные чтения. Сборник избранных докладов), Москва, 2005 г, стр.153-160.
  29. Синдром Дауна. Медико-генетический и социально-психологический портрет (под ред. Ю.И. Барашнева). Москва, «Триада-Х», 2007. — 280 стр.
  30. Тапильская Н. И. Бесплодие.СПб., Издательство «Диля», 2004. — 160с.
  31. Уайатт Джон. (John Wyatt). На грани жизни и смерти. (Проблемы современного здравоохранения в свете христианской этики.) (перевод с англ.) СПб: МИРТ, 2003. — 362 с.
  32. Уиллке Д. и Уиллке Б. Мы можем любить их обоих. (Аборт: вопросы и ответы). (пер. с англ.) Москва, 2003. — 380 с.
  33. Ультазвуковая диагностика в акушерстве и гинекологии. Практическое руководство / под. ред Волкова А. Е. — Ростов н.Д: Феникс, 2006.-480 стр.
  34. Хочу ребенка! Журнал для тех, кто очень ждет, 2007, No 2, стр. 7-12.
  35. Хочу ребенка (журнал), 2007, № 3, стр. 1.
  36. Цхай В.Б. Перинатальное акушерство: Учебное пособие/ В.Б.Цхай — Ростов н/Дону: Феникс; Красноярск: Издательские проекты, 2007. — 512 с.
  37. Шишкова О. «Корень проблемы.» Мой кроха и Я, 2007, No 4, стр. 38-39.
  38. Boyle R. J., de Crespigny L., Savulescu J. An ethical approach to giving couples information about their fetus. Human reproduction, 2003, 18, 2253-2256.
  39. Disabled people speak on the new genetics. www.mindfully/org/GE/Disabled - People — Speak.
  40. www.genetics-and-society.org/perspectives/disability
  41. www. ifsbhglobal.org/human rights
  42. www.priestsforlife
Яндекс.Метрика