Пропустить навигацию

Какой роддом нам нужен

(Часть II)

Андрей Ефимов, директор санитарно-просветительского центра «Драгоценность»

Начало

Эта статья является продолжением статьи, опубликованной в журнале «Православная беседа» № 4, 2007. В статье говорилось, что в роддоме нового типа (православном роддоме) должно быть все необходимое для организации высококвалифицированной медицинской помощи и одновременно предлагалось использовать накопленный зарубежный опыт, который существует в домашнем альтернативном акушерстве в развитых странах. В качестве модели построения роддома предполагалось использовать опыт "family birth centres" (семейных родильных центров) или просто «родильных центров», которые уже много лет существуют в таких развитых странах, как Германия, Голландия, Англия, США.
 

Детальная проработка идеи роддома выявила очень важную системную проблему, которая касается всей медицины в целом. Оказалось, что в проекте предлагалось совместить два на самом деле несовместимых подхода. Внимательное изучение зарубежного опыта показывает, что во всех схемах и моделях организации родовспоможения присутствует одна важная деталь – это разделение официальных и альтернативных методов ведения родов. За рубежом женщина имеет выбор. Она может рожать:

Клиники берут на себя функцию поддержки домашних акушерок и подстраховки родов вне клиники. Домашние акушерки имеют право создавать родильные центры, которые часто (но не всегда) находятся рядом с клиникой. Домашнее акушерство входит в общую систему медицинского страхования.

Несмотря на кажущееся единство между медицинскими клиниками и домашними акушерками во всех этих моделях и схемах существует один принципиальный момент – это территориальное, организационное и юридическое разделение. Разделение позволяет сохранять различия в правилах ведения родов и ответственности за роды. Сознание современного клиента таково, что ему необходимо в первую очередь территориальное разделение, показывающее, в каких он отношениях находится в той или иной ситуации. В этом разделении скрыта самая главная проблема современной медициной – это ответственность, и прежде, чем говорить о роддоме нового типа, необходимо внимательно разобраться с этой проблемой.

Уникальность медицины и история медицины

Медицина состоит из многих взаимосвязанных медицинских наук: традиционная, восточная, интегративная, народная, натуральная, квантовая, биологическая, комплементарная, функциональная, системная. Каждая наука по-своему специфична, каждая имеет свою проблематику, свои методики исследования, свое особое приложение на практике, но все науки едины в том, что изучают один и тот же объект – человека, и имеют одну и ту же цель – здоровье человека. Здесь важно обратить внимание на то, что человек не является пассивным объектом, и со своей стороны тоже оказывает влияние на медицину. В этом заключается уникальность медицины как естественной науки. Развитие медицины прямо и косвенно зависит от принципов и убеждений миллионов людей, от их образа жизни, от их отношения к здоровью, медицине, врачам. У каждой медицинской науки хочет она признать это или нет, есть свои философские и религиозные основания. Особенно важно признать это нашей официальной медицине, философский багаж которой состоит из материалистических и гуманистических идей советского периода. Сегодня официальная медицина стремится быть идеологически нейтральной. Однако быть нейтральным ученым еще можно, а нейтральным врачом быть намного сложнее. Нейтральный врач механистически применяет методы, основываясь только на данных физиологии, и такое лечение правильнее называть оказанием услуг, но не лечением.

Чтобы именно лечить, врач должен понимать и чувствовать больного в его физиологическом и духовном проявлении. Нейтральный врач это условное понятие, так как, получая в процессе образования необходимые медицинские знания, врач, так или иначе, «заражается верой», которая скрыта внутри метода лечения. Известно, что ни один метод не дает 100% результат, например, существует непереносимость, существуют побочные действия. Более того, чем ближе какой-то метод к 100% результату, тем больше вероятность, что он будет иметь последствия для здоровья в будущем. Важно еще и другое – нейтральному врачу приходится иметь дело с больным, который своей верой или философией также невольно «заражает» врача. Любой случай из медицинской практики оставляет след и проецируется в сознании врача в то или иное представление. Единство больного и врача приводит к тому, что у врачей часто возникают их собственные профессиональные проблемы. Известно, что рачи-кардиологи чаще других страдают болезнями сердца. Женщины врачи гинекологи и акушерки роддомов чаще рожают с помощью кесарева сечения. Известно, что средняя продолжительность жизни врачей на 10-15 лет меньше чем у обычных людей. Сами врачи объясняют эти факты «негативным энергетическим влиянием» (вампиризмом), что, по сути, является самовнушением и мистикой. С религиозной точки зрения все выглядит намного проще. Истинная вера как основа всей жизни человека подменяется верой во всемогущество медицины, и эта подмена обнаруживается каждый раз, когда врач разводит руками и говорит, что «медицина здесь бессильна».

С другой стороны нет на Земле более гуманной профессии, чем врач. Кодекс чести врача обязывает спасать и возвращать к жизни человека независимо от его религиозных и политических убеждений, от его размера кошелька и моральных качеств. Врач не судит и не наказывает больного за его качества или проступки. К сожалению, в жизни бывают ситуации, когда врачам приходится идти на компромиссы. Например, можно ли обвинять медицину за коммерциализацию, если общество не заботится о медицине, а люди не заботятся о своем здоровье. Никакая другая наука так не соответствует обществу как медицина. По нормам и порядкам, установленным в медицине, можно судить обо всем обществе в целом. Это убедительно говорит, что медицина не только естественная, но и нравственная наука.

Медицину не по методам, но по внутреннему отношению к объекту можно сравнить с религией. История всех религий знает много чудес и исцелений. «Врач-философ подобен Богу» - эти слова Гиппократа показывают, насколько велика роль врача в обществе. Многие в жизни ищут именно такого врача. И такие врачи действительно есть.

Эти примеры приведены для того, чтобы показать, что существует взаимное влияние и неразрывное единство врача и пациента, субъекта и объекта, медицины и болезни. Можно также привести пример взаимного влияния и на глобальном уровне. Вспомним историю со СПИДом. Мы знаем, что между объектом и субъектом существуют два вида обратной связи: положительная и отрицательная. Положительная усиливает процесс и вызывает резонанс, отрицательная делает процесс затухающим. В начале истории со СПИДом в общественном сознании явно сработала положительная обратная связь. После первых сообщений о новой болезни в обществе возникла паника, кривая заболевания и смертности резко пошла вверх, появились страшные прогнозы, правительства многих стран начали тратить огромные средства на поиск средств и методов лечения болезни. Однако успехи в объяснении и лечении «чумы ХХ века» у медицины оказались весьма скромные. Решающее значение в борьбе со СПИДом имели не новые препараты, а введение новых санитарно-гигиенических правил. Внутри общества включилась отрицательная обратная связь: многие увидели взаимосвязь между появлением новой болезни и сексуальной революцией на Западе, началась выработка новой морали сексуального поведения. Когда ситуация стабилизировалась врачи стали более спокойно анализировать имеющуюся информацию. Нашлись радикальные ученые, которые заявили, что СПИДа как болезни нет. Сейчас болезнь называется не СПИД, а ВИЧ-инфекция. Насколько всему этому можно опять верить, вопрос отдельный, но важно отметить, что все эти новые заявления опять способны серьезно изменить ситуацию.

Два подхода к лечению человека

Официальный подход заключается в диагностике болезни по набору симптомов и лечении болезни по заранее установленным схемам. Врач ставит диагноз и лечит болезнь или орган, по которым он специализируется. Если обнаружена еще одна болезнь, которая выходит за рамки его специализации, то врач передает больного другому врачу-специалисту. Таким образом, больной может лечиться сразу у нескольких врачей. Сегодня про врачей говорят, что они лечат болезни, а не человека. Изменить здесь положение дел невозможно, так как сегодня уже невозможно отойти от разделения врачей по специализациям и целиком взять ответственность за человека в духе Гиппократа или Авиценны.

Тем не менее, медицина делала и продолжает делать попытки к решению проблемы взятия на себя ответственности за человека. Одной из таких попыток является введение специальности семейного врача или врача общей практики. Значимость задачи возложенной на семейного врача, обусловило самое длительное его обучение: более 9 лет не считая стажировки. Изначально предполагалось, что семейный врач должен быть прикреплен к семье, хорошо знать семейную ситуацию, владеть этикетом, разбираться в психологии. Семейный врач должен оказывать любую первичную помощь и лечить заболевания, которые не выходят за рамки ординарного случая. В сложных случаях семейный врач отправляет больного к специалисту, но самое главное, что при этом он все равно продолжает нести ответственность за больного.

Прошло уже достаточно много времени после введения этой специальности, но она так и не получила широкое распространение в силу объективно сложной миссии возложенной на одного человека, который должен «все знать и за все отвечать». По замыслу семейный врач должен быть самостоятельным и иметь возможность применять все возможные для своего пациента методы лечения. В действительности все выглядит иначе. Семейный врач чаще всего работает в платной многопрофильной клинике и зависит от ее стандартов и внутренней политики. В клинике он в основном координирует действия врачей-специалистов, будучи все равно ниже их по квалификации относительно конкретных болезней.

Другим решением ответственности за здоровье человека в официальной медицине является разработка комплексных методов диагностики и профилактики, из которых самыми распространенными являются диспансеризация и вакцинация. Здесь в арсенале медицины имеются прививки, рентген, УЗИ, ЭКГ, анализы, в том числе заборы крови. Все это не так безобидно как кажется, и может запустить скорее положительную, нежели отрицательную обратную связь. Многие здравомыслящие люди не без основания считают, что врачи могут «залечить» любого здорового человека. Именно поэтому общая диспансеризация сегодня не является достаточно популярной среди населения. Но важно еще и другое. Какие бы общие схемы медицина не предлагала, учитывать специфику и уникальность каждого человека официальная медицина не в силах.

Официальный подход можно сравнить с ремеслом, где ведущая роль отводится не врачу, а официальному медицинскому стандарту. Обращаясь к официальной медицине за помощью, нужно понимать, что медицина является также обычной государственной структурой, на которую общество возложило свою ответственность перед индивидом. Если индивид хочет, чтобы общество несло ответственность за его здоровье, то официальная медицина это адекватный или симметричный ответ общества на такой запрос, и надо отметить, что медицина в массовом порядке пока справляется с этой задачей. Поэтому важно не критиковать медицину за формальный подход к человеку, а нужно искать новые формы сотрудничества медицины с человеком и обществом.

Альтернативный подход означает, что у человека есть альтернатива, т.е. свобода выбора и возможность следовать выбранному решению. Альтернативный подход ни в коем случае не следует понимать как противоположный и непризнанный медицинским сообществом, он тоже основывается на знаниях и является приложением одной из медицинских наук. Однако у альтернативного подхода есть свои специфические и отличительные моменты. Самое главное отличие заключается в перераспределении ответственности, так как если у человека есть выбор, то этот выбор кто-то должен сделать. Делать выбор трудно, но никто за больного этот выбор сделать не может. Все другие отличия альтернативного подхода будут иметь место, только если больной возьмет ответственность за свое лечение. Больной должен сам выбрать врача и согласиться на его метод лечения. Этот подход рассчитан на «умного больного», который должен достаточно хорошо разбираться в вопросах, касающихся лечения и ответственно относиться к своему здоровью. При этом под ответственностью понимается не только ответственность за результат, но также ответственность и за процесс лечения.

Альтернативный подход можно сравнить с искусством, где роль врача или специалиста также велика. Обычно это не просто хороший специалист, это должен быть в какой-то степени уникальный специалист, у которого своя практика и свои методики. Бывает, что со временем медицина признает какой-то альтернативный подход как официальный (например, гомеопатия, остеопатия), но пока будет спрос на уникальных специалистов, эта практика будет также оставаться в рамках альтернативного подхода. Отсюда еще одна особенность альтернативного подхода - это наличие уникальных практикующих специалистов, обладающих уникальными знаниями и методиками.

При альтернативном подходе уже нет необходимости нагружать одного человека функциями семейного врача, так как задачу интеграции врачей берет на себя сам больной. Вариант семейного врача в рамках альтернативного подхода – это неформальное объединение врачей и специалистов, вокруг которых объединяются все другие члены сообщества.

При всех плюсах альтернативного подхода все же следует отметить, что это в то же время довольно рискованный путь, так как в выборе уникальных врачей и специалистов можно легко ошибиться. К тому же, эти специалисты кроме моральной ответственности часто не несут никакой другой ответственности. Попробуйте привлечь к ответственности врача гомеопата, который довел болезнь до обострения, а потом отказался от лечения, или доказать, что врач остеопат или мануальный врач своими действиями травмировал пациента. Если издержки или потери при официальном подходе связаны со стандартизацией и унификацией, то при альтернативном подходе они связаны с отсутствием контроля методик и с неграмотностью самих больных. (Заметим, что в судебной практике юридическая ответственность врачей касается только явных и грубых нарушений, и практически не затрагивает «технические» ошибки, которые очень трудно доказать даже с помощью медэкспертизы.)

Однако с развитием средств коммуникаций риск, связанный с альтернативным подходом, постепенно уменьшается. Интернет, «сарафанное радио», другие средства коммуникации делают открытой и доступной для обсуждения практику врачей альтернативной медицины. Открытость позволяет задействовать отрицательную обратную связь через активность и ответственность пациента. Альтернативный подход наиболее подходит для создания центров семейной медицины, где врачи и пациенты объединяются на базе одной общей Школы, которая по своей сути является «школой здоровья».

В официальной медицине под школой подразумевается научная школа, в основе которой положена ее собственная научная теория. Если говорить о самостоятельности этих медицинских школ, то в их основе лежит научное обоснование лечения некоторого ограниченного перечня болезней. Здесь речь идет даже не столько о школе, сколько об одном из направлений в медицине. Стандарты практики такой научной школы, имеют узко направленный характер, где предпочтение отдается только тем методикам, которые поддерживают данное научное направление. Все методы и способы лечения, которые выходят за рамки основной научной теории, отвергаются как «искажающие чистоту эксперимента», что на практике сильно влияет на возможности лечения.

В случае альтернативного подхода понятие школы приобретает более глубокий смысл. Идеология школы альтернативной медицины это уже не теория лечения болезни, а «школа здоровья», основанная на целостном учении о здоровье человека. Это дает возможность на практике применять разнообразные способы и методы лечения из различных медицинских наук. В понятие школы у альтернативного подхода заложен еще один важный смысл – это наличие образовательной деятельности. Практическое врачевание - это не только лечение, но и научение. В процессе лечения человека нужно научить не болеть, быть здоровым, научить новому пониманию жизни (о научении мы говорили в первой статье).

Подводя итоги, можно сказать, что самый главный недостаток у альтернативного подхода это отсутствие официального статуса, и как вследствие невозможность постоянной упорядоченной работы по систематизации знаний, методик и стандартов практики.

О сочетании официального и альтернативного подходов

Выше мы сравнили официальный подход с ремеслом, а альтернативный с искусством. Ремесло надежно и доступно. Искусство вечно. Что выбрать? К сожалению, в медицине нет промежуточных вариантов. Но в других областях человеческой деятельности это не так. Ремесло и искусство призваны сотрудничать и дополнять друг друга. Есть искусство политика, педагога, дизайнера, военного, у инженеров есть поговорка «летают только красивые самолеты». Только врачи не имеют право на творчество, а должны строго следовать установленным правилам. Все разговоры об искусстве врача больше относятся к прошлому, а не к настоящему медицины.

Может ли врач клиники использовать альтернативный метод лечения? Теоретически может. Выше мы говорили, что альтернативный метод не означает противоположный, однако, для его применения нужно, чтобы он дополнял, но ни в коем случае не заменял официальный метод. Выбрать альтернативный метод, отказавшись от стандартной схемы лечения, означает для врача, что он должен действовать на свой страх и риск, причем как со стороны коллег, так и со стороны пациентов. В этом и заключается главная проблема официальной медицины, которая ограничивает права больницы и клиники разрабатывать собственные клинические стандарты и сотрудничать с альтернативной медициной. Многие главные врачи жалуются на огромное количество запрещений и жестких указаний по ведению лечения, а также на сложности доказательства своих клинических подходов. В результате пациенты лишены возможности выбирать, и безропотно подписывают согласие на лечение по стандартной схеме. Не секрет, что в медицинской практике врачи используют «двойную бухгалтерию», когда на бумаге имеется одна история болезни, а в жизни имеется другая история. Один главный врач подмосковного роддома в неофициальной беседе признался, что самое ценное в платном отделении его роддома это не оборудование и не евроремонт, а их собственные неофициальные правила, которые они выработали за долгие годы практики.

«Летают только красивые самолеты»

Сегодня различие между официальной и альтернативной медицины зашло очень далеко, и поэтому необходимо начинать сближение. В контексте общих рассуждений о ремесле и искусстве можно сказать, что задача медицинской науки – это превращение искусства в ремесло. Для официальной медицины сотрудничество нужно в плане заимствования новых идей и подходов, в создании всеобщей атмосферы ответственности человека за свое здоровье и лечение. Официальная медицина катастрофически теряет доверие населения, и восстановить доверие во многом ей может помочь сотрудничество с альтернативной медициной. Для альтернативной медицины сотрудничество также важно. Оно дает возможность обогатить себя новыми знаниями, использовать опыт, оборудование и другие ресурсы, имеющиеся у официальной медицины. Для альтернативной медицины сотрудничество дает возможность на деле доказать состоятельность своих методов и получить определенный официальный статус.

Итак, как же организовать такое сотрудничество? Обратимся к тенденциям. За последние два-три года в Москве возникли интересные формы сотрудничества между частными Центрами подготовки к родам и государственными роддомами. Роддома стали принимать на работу акушерок, по рекомендации Центров и даже стали выделять для этих акушерок отдельные родильные палаты. В этом официальная медицина увидела возможность сократить количество родов дома. Сегодня во многих роддомах появился девиз «в роддоме как дома». Здесь уместно уточнить, что «домашние роды» и «роды на дому» - это не одно и тоже, и «домашние роды» в роддоме возможны. Однако, по сути, этот девиз сегодня является рекламой, если не соблюдается принцип территориального, организационного и юридического разделения. «Домашние роды» от «роддомовских родов» отличаются, прежде всего, правилами принятия родов и ответственностью, которую женщина берет на себя. Для женщин, непонимающих сути медицинского учреждения, но желающих родить естественным образом без акушерской агрессии и риска, такое предложение выглядит весьма привлекательно (об акушерской агрессии мы говорили в первой статье). Однако насколько ожидания всех сторон согласуются с действительностью, остается под вопросом. Здесь есть свои положительные и отрицательные примеры. Одни роддома спокойно относятся к тому, что пришедшие акушерки имели и имеют практику домашних родов, другие требуют забыть о домашних родах в принципе. К сожалению, официальная медицина сама не понимает, что суть эксперимента – сблизить официальный и альтернативный подходы, а не уничтожить альтернативный подход, как сегодня невозможно уничтожить людей с другим образом жизни и мыслями. К сожалению, положительные примеры единичны, чтобы на них строить дальнейшие планы, хотя некоторые из них действительно можно было бы считать ответом на главный вопрос «какой роддом нам нужен». Однако эти примеры основаны на личной ответственности главных врачей роддомов, что весьма ценно, но, к сожалению, не имеет продолжения. О тенденциях и новой перспективе можно серьезно говорить, если будет возможность влиять на ситуации в случаях с отрицательными примерами. Отрицательная практика выглядит примерно так. В роддоме существует всего одна или две палаты для естественных родов. Нетрудно догадаться, что общая атмосфера в роддоме такова, что там на естественные смотрят как на нечто надуманное. Многие сотрудники в этих роддомах откровенно считают, что вся затея с естественными родами необходима только для того, чтобы привлечь новых клиентов. Главным действующим лицом во время родов является врач (в альтернативном акушерстве главным действующим лицом является акушерка), и естественно, что каждый Центр старается сотрудничать только с лучшим врачом (с его точки зрения). Даже если в роддоме имеется такой умный и думающий врач, то этот врач во многом зависит от коллектива врачей и старается не быть «лучшим среди худших», так как известно, что одному врачу с коллективом врачей лучше в конфликты не вступать. Преодолеть общую атмосферу и установившуюся практику роддома, пришедшим со стороны акушеркам также весьма сложно.

Сегодня ясно одно, чтобы на деле внедрять практику «домашних родов» необходимо, чтобы альтернативный подход был официально представлен в медицине, например в виде какой-то единой организации, объединяющей большинство специалистов данного подхода. Это позволит создавать общие стандарты практики, общую систему договоров, решить организационные и юридические задачи. Этой организацией может быть, например, ассоциация альтернативного акушерства, по примеру «North American Registry of Midwives» Реестра Акушерок Северной Америки и др. подобных организаций в Европе. Сегодня невозможно говорить о сотрудничестве, если одна из сторон не имеет своего официального статуса или представительства.
 

Есть очень верное наблюдение. Медицина в России – это общественное дело. Поэтому в России приветствуются только единые и общие решения, в отличие от Запада, где медицина – частное дело. Просто так дать возможность женщинам рожать там, где они хотят, наша общественность и чиновники не могут. Общественность во что бы то ни стало сначала хочет разобраться со всеми «за и против». В интернете, на телевидении, в других средствах массовой информации идут дискуссии, люди не будучи специалистами на основании двух-трех примеров стараются доказать правоту своего опыта и своих взглядов. И неважно, что долгая история обсуждения вопросов показывает, что однозначных ответов на эти вопросы – нет. Официальная статистика молчит. Собственная статистика и аргументация одной из сторон неубедительна для другой. Почему? Потому что у каждого своя жизнь, свои измерения; беременность и роды это тот случай, когда могут нарушаться и нарушаются любые законы, правила и принципы. Это не означает, что законов и правил нет и быть не может, просто роды настолько глубокий процесс, что учесть и свести в определенные формальные рамки все нюансы невозможно.

Парадоксально, но те вопросы, над которыми бьется наша общественность, на Западе также законодательно не решены. Просто там людям предоставляется право выбора. Есть такая китайская поговорка «каждый народ достоин своего правительства», перефразируя ее можно сказать, что «каждый народ достоин своей медицины». Единство общества и медицины, о котором мы говорили в начале статьи, настолько велико, что чтобы что-то изменить в медицине, нужно, чтобы эти изменения сначала произошли в обществе.

Любые философские и религиозные учения требует от человека, чтобы он сам взял ответственность за себя. Интересно отметить, что если в отношении себя люди часто боятся брать ответственность и полностью доверяются специалистам, то в отношении других и общества в целом многие готовы предлагать и продвигать свои идеи. Такая философия на самом деле опасна. В нашем общественном характере заложены причины наших исторических успехов, но в общественном характере и вере исключительно в свой опыт заложена и причина нашей общественной неустроенности и демографических проблем. Люди страдают от собственной переоценки, уходят из жизни из-за ощущения своей ненужности, не рожают детей из-за общественного понимания роли детей, борются с любым мнением отличным от общего мнения. Демографические проблемы России можно решить только за счет раскрытия потенциала самих людей, их духовных потребностей иметь много детей, за счет положительного опыта естественных родов, за счет важного жизненного принципа – человек должен иметь возможность сам отвечать за себя и своих детей.
 

Этот мир так устроен, что ничего из ничего не берется – у всего есть свои основания. Основания есть в науке, культуре, философии, религии. Стоит только оторваться от прежнего основания, и все сразу начинает рушиться, и чтобы выжить, надо искать основание более глубокого порядка. Когда мы говорим о проблеме ответственности в медицине, то должны понимать, что чем более глобальной является эта проблема, тем глубже находится ее основание. Это основание можно найти, если вспомнить слова В.В. Зеньковского о гуманизме: «Гуманизм поддерживает надежду, что когда-то наступит реальное братство, осуществится реальная и творческая свобода, — и в эту утопическую перспективу с каким-то надрывом глядит человек нашей эпохи. Это искание правды на земле — в условиях неверия в Бога, неверия во Христа и Его Церковь — становится все более страстным и фанатическим. И вот, что из всего этого получилось: возвышенный идеализм, искание социальной правды (братства, равенства, реальной свободы) переходит в этих путях фанатической преданности утопии в проповедь классовой борьбы, проповедь ненависти к тем, кто будто бы тормозит осуществление утопии, в беспощадную борьбу с мнимыми врагами, т. е. до убийства людей вплоть до убийства невинных. В неслыханной жестокости последнего времени есть, конечно, много психопатологии, но есть и ожесточение душ, живущих утопией и видящих, что она неосуществима...» Эти слова православного священника были написаны в 1955 г. в работе «Наша эпоха». Многое с того времени изменилось, сегодня мы не оперируем понятиями классовой борьбы и социальной правды, но от этого борьбы и агрессии в мире и в нашем обществе меньше не стало.
 

Мы затронули главную проблему современной медицины – ответственность. У альтернативного акушерства в России тоже есть своя ответственность, которую оно должно взять на себя. Альтернативное акушерство это реальный общественный процесс. Сотрудничество альтернативного акушерства с официальной медициной - это шаг в направлении развития новых схем общественного и социального взаимодействия, которое сегодня так необходимо России. В основе единого государства лежит коллективное духовное начало, которое имеет глубокий метафизический смысл. Этот смысл отражается в общественных процессах и задача государства не разделять их на правильные и неправильные, а интегрировать эти процессы.

Начало
Яндекс.Метрика