Естественное рождение

Будем жаловаться!

Шрифт:

Документы организации:

Мы предлагаем вам сообщать обо всех фактах нарушения ваших прав или ненадлежащего оказания медицинских услуг в роддомах и женских консультациях.

Казалось бы, интернет забит сообщениями о нарушении прав женщин в медучреждениях. Но официально - жалоб нет! Лишь «кто-то кое-где у нас порой»...

Сообщения в интернете в основном анонимные (под ником). А для диалога с госорганами нужны конкретные факты.

Чтобы говорить о тотальном несоблюдении рекомендаций ВОЗ, повсеместном нарушении прав женщин, привычной уже грубости персонала (которая также является нарушением закона, о чем многие не знают) - нужны факты с указанием конкретных имен и фамилий врачей, номерами роддомов и т.п.

Мы призываем сообщать обо всем, что вас не устраивает в системе российского родовспоможения. Все факты будут систематизированы и представлены в письменном виде в госорганы. При получении вашего разрешения мы будем публиковать предоставленные вами данные на этой странице.

Отправить жалобу:

Ваши контактные данные
Описание происшествия
Вы разрешаете опубликовать эту информацию на сайте?
Вы разрешаете указать Ваше имя?

ГУЗ Перинатальный Центр г. Саратова
Дата описываемых событий:  ноябрь 2010 г.

По просьбе родителей-участников описываемого события публикуем ЖЖ-пост Остаться в живых. Роды. Как это происходит в Саратове.

Случившаяся история заставила меня по-новому смотреть на людей, на жизнь, на взаимоотношения. Я долго думала, собиралась с мыслями, пыталась посмотреть на ситуацию с разных сторон, но поняв, что не выговорившись, я не успокоюсь, решила прибегнуть к ЖЖ-терапии...

Итак...

Целый месяц я была в Саратове, довольно крупном российском городе, куда приехала в гости к молодой семье (к близким родственникам, не хочу просто уточнять и делать упор на степень родства), в которой в скором времени должна была родиться малышка. То, что я увидела в городе, на улицах, на детских площадках, в магазинах - это отдельный рассказ. Мне было просто физически больно от того, как живут люди, от того, что они в большинстве своём получают небольшие зарплаты и не могут себе позволить купить самое необходимое в необходимых количествах, больно от того, что в России стало намного хуже, чем 16 лет назад, когда мы уезжали... Это в какой-то степени чуть омрачило радость встречи с родными, которых я не видела несколько лет. Но, как бы там ни было, мы с трепетом ждали и готовились к рождению ребёночка.

Беременность была повторная, протекала довольно легко, и неприятных сюрпризов мы не ждали. Заранее выбрали роддом, это был ГУЗ Перинатальный Центр г. Саратова, под руководством Архангельского Сергея Михайловича. Нам показали хорошие светлые, чистые, благоустроенные палаты на 2-х человек, с душем и туалетом, с холодильником и телевизором, Вполне соответствовало европейским стандартам и тому описанию, что красуется на главной странице сайта этой больницы, единственное, что насторожило, так это табличка на лифте «Вход беременным строго воспрещён!» (и это в роддоме, где беременные не такая уж редкость!) Роды должны были быть совместными с мужем (он сдал все необходимые анализы и прошёл обследование для допуска) по договоренности и на платной основе (хотя роддом и так получает деньги от государства по родовому сертификату!), и принимать их должна была Делиникайтис Елена Григорьевна, заместитель главного врача по лечебной части, врач акушер-гинеколог высшей квалификационной категории.

В ночь с 6 на 7 ноября дома начались схватки. Сразу позвонили врачу и она сказала, чтобы мы вызывали «скорую», и что она сама выезжает. «Скорую» прождали 40 минут, потом ещё 40 минут тряслись в дороге, по рытвинам и ухабам, так как дороги в Саратове оставляют желать лучшего. Короче говоря, пока они доехали до роддома, роды были в самом разгаре, схватки шли с периодичностью 2- 3 минуты и, судя по всему, раскрытие было полным или почти полным. Никто из дежуривших в приемном отделении медработников не вышел и не встретил, не соизволил оказать помощь рожающей женщине, чтобы довести ее от машины скорой помощи до приемного покоя.

После прибытия в приёмный покой, сопровождающим (а именно - мужу и мне), приказали покинуть помещение, не слушая и не обращая внимания на объяснения, что роды партнёрские, по договоренности. Нам просто сказали, что все родблоки заняты, там параллельно рожают другие женщины. Ну что ж, делать нечего. Мы вышли из кабинета и стали в дверях наблюдать за происходящим. Роженица (назовём её М.) стояла рядом со столом в приемной, а дежурившая сотрудница роддома задавала вопросы и записывала ответы в журнал. При этом М. садиться либо ложиться на стоящую рядом кушетку было запрещено. Она стояла и держалась за шкаф и стол, чтобы не упасть. Затем ей сказали перейти в другой кабинет для осмотра, при этом не оказывая никакой помощи. Напомню, схватки к тому времени шли с перерывом в 2 минуты. М., держась за стену, дошла до другого кабинета, где ее осмотрели и приняли решение отправлять на роды. И опять отправили в приемный покой – самостоятельно, держась за стену. В момент, когда она встала у стола, у нее полностью отошли воды и ребенок опустился в родовые пути. М. почувствовала, что головка ребенка начала выходить, сказала об этом работникам приёмного отделения и услышала ответ дежурившей работницы: «Это тебе кажется». Женщина стала нервничать и уже крикнула повторно: «Ребенок уже выходит». Она подставила руку между ног, так как боялась, что ребенок может выпасть. Одна из работниц роддома, закончив свои записи в журнал, сказала: «Пошли за мной в родблок». При этом никто вновь не удосужился ей помочь, видя что она еле стоит на ногах, одной рукой держится за стену, а другой рукой между ног поддерживает головку ребенка, чтобы ребенок не упал на пол. На нашу просьбу помочь ей дойти до родблока, нам ответили отказом, ссылаясь на стерильность(!).

Мы уговорили дежурившую работницу приемного покоя, пропустить нас, чтобы у дверей родблока хотя бы наблюдать за родами М. со стороны, если уж не можем там присутствовать. Она отвела нас и осталась контролировать, чтобы мы не вошли, а только смотрели через приоткрытую дверь.

Далее мы стали свидетелями бесчеловечного, садистского и издевательского отношения со стороны медсотрудников ГУЗ Перинатальный Центр города Саратова к рожавшей женщине со стороны принимавших у нее роды врача Ермаковой Натальи Руслановны и акушерки Мисенковой Светланы Викторовны (которая, между прочим, была одета в ночную рубашку, а не в стерильный медицинский халат!), а также прочих присутствовавших при родах работников. (В тексте высказывания медработников сохранены в первоначальном виде, выделены жирным шрифтом и часто содержат нецензурную лексику).

Родовой блок №2, в котором рожала М., был пустой, и других женщин там не было, вопреки утверждению сотрудниц роддома, запретивших мужу присутствовать на родах. Иными словами они соврали.

В родблоке М. стояла у родового кресла. Сотрудница из приемного покоя, которая отвела М. к родблоку, сказала: «Залазь уже на среднее кресло». Присутствовавший в родблоке персонал с усмешками наблюдал, как беспомощная, рожающая женщина самостоятельно вскарабкивается на родовое кресло. После того, как она с трудом залезла на кресло, она попросила акушерку помочь ей, на что та с ухмылкой ответила: «Сейчас... помогу я тебе..., ты же не в подвале рожаешь». Несмотря на то, что в Перинатальном Центре родовые кресла могут трансформироваться для удобства рожениц, подставки для ног никто не выдвинул и М. самостоятельно фиксировала их в течение всех родов, дополнительно отвлекаясь от схваток. Акушерка Мисенкова отошла от М., в это время у нее пошла схватка, и она начала тужиться. Женщина стала просить, чтобы к ней подошли, что скоро родится головка, на что ей ответили: «Рожай, сказала я тебе, шалава, приехала тут, думает, что все для нее, и все вокруг нее крутиться будут». Тогда, М. взялась одной рукой за поручень на кресле, а второй рукой подстраховывала выход головки ребенка. Когда головка появилась, женщина стала просить, чтобы к ней подошли, потому что она скоро будет тужиться, и ребенок выйдет. В ответ услышала: «Подождешь, тварь».

Тут началась очередная схватка, акушерка Мисенкова подошла, и с остервенением дернула за половую губу так, что женщине в лицо брызнула кровь. При этом акушерка Мисенкова сказала: «Рожай уже быстрей, сука». М. издала душераздирающий вопль, который ,наверное, слышно было даже на улице. Она стала кричать: «Мне больно, что вы делаете!». В этот момент врач Ермакова стала что-то колоть в вену . На вопрос: «Что вы мне колите?» - она ответила: «Тебе-то какая разница? Это не твое дело.» Сделав укол, не меняя шприца, врач Ермакова следом, в этот же шприц взяла кровь. В нескольких метрах от кушетки, на которой рожала М., стояли другие врачи и медсестры, одна из которых сказала: «Да оставьте вы ее... у этой бл*** уже вторые роды... Сама родит... С мужем захотела рожать,... много хочет...»

Там же, в полутора метрах от роженицы, стояла уборщица с грязной тряпкой (видимо, для поддержания стерильности Перинатального Центра) и с презрением смотрела на нее. Затем была последняя потуга и родилась девочка. М. стала просить, чтобы ей показали ребенка, на что акушерка Мисенкова сказала: «Еще насмотришься,» – и забрала ребенка, так и не показав его и не приложив к груди. Следом подошла врач Ермакова и издевательски сказала: «Родовых разрывов у тебя нет, шейка матки цела, но есть один разрыв от клитора до основания половой губы, в котором ты сама виновата, с таким разрывом мужу ты больше не понравишься».

Врач Ермакова стала зашивать разрывы, нанесенные акушеркой Мисенковой. М. стала просить в очередной раз, чтобы ей показали ребенка. Акушерка Мисенкова показала ей ребенка на расстоянии и тут же унесла его. После того, как акушерка унесла ребенка, все остальные присутствовавшие медработники также ушли, оставив М. лежать на кушетке. Всю в крови, без судна и без одеяла и с послеродовым ознобом. В таком состоянии женщина пролежала два часа, после чего ее перевезли в отделение на 3-й этаж. Там была врач, которая распорядилась«с постели не вставать, лежать только на спине». М. спросила: «А если я захочу в туалет?» Врач ответила: «Ты не захочешь,» – и ушла. М. повезли в палату, там ей бросили ночную рубашку и сказали переодеться (не оказывая роженице никакой помощи после родов!). Она с трудом переоделась (только что родившей женщине помощь в этом никто не оказал), затем последовало распоряжение «перелезь на кровать». М. попросила помощи, но ей опять было отказано, и она просто перекатилась с каталки на кровать.

Мне кажется, что все произошедшее в ту ночь в Перинатальном Центре города Саратова, недопустимо. Все произошедшее, является ярчайшим фактом, показывающим бесчеловечное, садистское, зверское и издевательское отношение к М., и полагаю не к ней одной, а также и к другим роженицам. Многократные оскорбления, умышленное причинение травм и вреда здоровью (как физическому, так и психическому), являются уголовными преступлениями. Я считаю, что медработники Перинатального Центра города Саратова, в частности врач Ермакова Наталья Руслановна и акушерка Мисенкова Светлана Викторовна, учитывая их бесчеловечное, садистское отношение, направленное на унижение человеческого достоинства и чести, а также нарушение норм морали и врачебного поведения (клятва врача РФ; кодекс врачебной этики РФ; международный кодекс медицинской этики; клятва Гиппократа) не имеют права называться врачами, должны быть уволены и привлечены к уголовной ответственности.

Почему первое, что слышит ребёнок при рождении - это мат?! Почему люди озверели, потеряли человеческий облик?! Почему из самого святого действа так легко можно сделать самое гадкое и пошлое?! Почему за рубежом каждую роженицу чуть ли ни облизывают и всячески пытаются облегчить её состояние?! Потому, что там медицина платная, скажите вы. Но и тут мы готовы были платить, только чтобы было всё по-человечески. Полчаса, что М. провела на родовом кресле, для нас всех обернулись кошмаром. Почему нельзя было получить полчаса внимания и нормального, человеческого отношения?! Почему в родильном доме нет вакцины БЦЖ М, для новорожденных, и детей выписывают не привитыми?! Почему на второй день, после рождения, у малышей удаляют пупочки без разрешения матери?! Почему, чтобы посмотреть на ребёнка после родов, надо заплатить(!) 4 памперса?! Почему в послеродовом отделении стали травить тараканов, не предупредив матерей, и бедные женщины вынуждены были подкладывать под двери палат какие-то тряпки, чтобы хоть как-то приостановить проникновение неприятного запаха?! А ведь в палатах были новорожденные дети! Почему в истории родов отображаются не все данные, а именно, наложение швов?! У меня очень много "почему", и я на многое не могу ответить... Пишу это, как мать и как врач с 32-х летним стажем, проработавшая в клиниках России, Израиля и Канады, и, поверьте, мне есть с чем сравнить.

В итоге, М. после родов попала в обычную палату, на 4 человека, условия нулевые, ни ложек-чашек-тарелок, всё передали ей из дома, постельное бельё, оказывается, меняют 1 раз в 10 дней(!), а выписывают на 4-й, ночную рубашку поменять – не допросишься, подкладные пелёнки – 1 штука в сутки. А из дома ничего не разрешали передавать, опять-таки ссылаясь на режим стерильности. Вот тарелку – можно, а бельё – нет. Непонятно...

Кстати, врач, с которым договаривались о родах, Делиникайтис Елена Григорьевна, так и не приехала. Причем, ни утром, после этого кошмара, ни на следующий день, ни через день...

После выписки М., я всё-таки посетила главного врача, господина Архангельского. Мне было интересно посмотреть на человека, в ведении которого находится это лечебное учреждение, интересно было задать ему все эти вопросы и дать человеку возможность вразумительно ответить. Я смотрела на его жалкие потуги, на его бормотание («он был в отпуске, ничего не знает, такого не может быть» и т.д. и т.п.), и мне было одновременно жаль его, и мерзко, и противно. Я настояла на встрече с дежурившей в ту ночь бригадой: Ермаковой и Мисенковой. Злобные, искажённые лица, брызгавшие слюной, в жалких попытках хоть как то оправдаться. Естественно, всё отрицали... А я смотрела на них и пыталась понять, почему они стали такими жестокими? У них ведь тоже есть матери, которые их рожали, да и сами они, наверное, рожали, ведь женщины же! Так почему надо опуститься до такой степени?! Почему нет элементарного понятия о таких словах, как сочувствие и сострадание?! Если ты не можешь работать с людьми – иди торгуй мясом!

Повинуясь инстинктам, мне очень хотелось сделать им так же больно, как сделали они М., но, как говорится, никогда не спорь с идиотом. Иначе тебе придётся опуститься до его уровня, где он тебя задавит опытом. Как мы от этого всего отвыкли на «загнивающем Западе»!

Объясните мне, пожалуйста, что стало с этой страной, почему так все озлобились, на кого?! Сами на себя? Почему, когда 16 лет назад я вынуждена была уехать с голодного Сахалина, когда мы меняли всё, что можно было, на продукты, чтобы прокормить детей, у нас в больнице, было лучше? 34 года назад, когда я рожала своего первенца, врачи, акушерки и нянечки, тоже получали мизерную зарплату (минимум тогда был 60 рублей в месяц). Но они работали с душой и сердцем болели за каждого пациента. Ведь медицинская школа в России когда-то была одной из самой лучших в мире, молодых людей, что называется с пелёнок, приучали к СОСТРАДАНИЮ, к СОЧУВСТВИЮ, а не к деньгам, валящимся с неба, просто так. «Если после прихода врача тебе не стало лучше, у тебя был плохой врач!». Эту фразу знает, наверное, каждый врач моего поколения. Слово, порой, значит намного больше, чем таблетка. Хотя чему удивляться... Пришедшая патронажная медсестра из детской консультации( слава Богу, эта традиция в России ещё сохранилась!), увидев дитя в памперсе, сказала : «Сейчас я вас буду ругать! Ни в коем случае нельзя одевать памперсы, у неё ведь ТАМ всё срастётся. Намучаетесь потом с ней ходить по гинекологам». Что это?! Каким словом можно назвать? Невежество, незнание, отсталость? Я не знаю.

Мне больно за эту страну! Мне искренне жаль тех людей, которые вынуждены там жить...

роддом г. Щелково Московской области
Дата описываемых событий:  март 2009 г.
Кожевина Н.А. сообщила:

В сорок недель моей беременности ночью 16 марта начали отходить воды. Роддом, в котором я хотела рожать, оказался закрыт на мойку, и в 4 часа утра я поступила в наш городской роддом. Приняли хорошо, доброжелательно, осмотрели, сказали, что снизу пузырь цел, прокололи, подняли в предродовую. Я ходила, "нагуливала схватки", когда раскрытие стало 4 см - ввели лекарство (промедол?), заснула, на схватках просыпалась.

Врачи говорили, что все идет хорошо, когда схватки стали ослабевать (раскрытие где-то 8 см), поставили капельницу с окситоцином, схватки возобновились. Шейка раскрылась, даже появилось что-то наподобие потуг, но когда перешла на родовое кресло (часы на стене показывали 15:00), все опять стало угасать. Потуг не было, схватки слабые. Врач (Орлова Н.А.) попеременно с медсестрой начала на потугах выдавливать ребенка из живота. Давили долго, ничего не получалось. В итоге мой сынишка родился через 1 час 10 минут в 16:10 (их версия - через 40 минут) в сильной асфиксии (тугое обвитие относительно короткой пуповины вокруг шеи),синюшный, не дышал, сердце билось слабо. Врач пыталась самостоятельно привести его в чувство, не получилось, минут через 10 после рождения медсестры стали звонить неонатологу - та уже была дома. И вообще на то время в роддоме уже не было ни более опытных врачей, ни заведующего родильным отделением. и это в понедельник, в четыре часа дня!!! Наконец появилась неонатолог, занялась моим сыном, вскоре его унесли из родзала (по моим подсчетам, где-то через 40 минут после рождения). Потом в переводном эпикризе напишут, что малыш на СЕДЬМОЙ(!!!) минуте жизни был подключен к аппарату ИВЛ!(??)

Через 8 дней на второй этап выхаживания в г. Королев из роддома сына перевозила реанимация. Переводные диагнозы - церебральная ишемия 3 степени, отек мозга, кровоизлияние под вопросом, судорожный синдром, пневмония. Кровоизлияние не подтвердилось, с ИВЛ сняли, противосудорожная терапия результатов не дала, направили в НЦЗД РАМН г. Москва. Оценка тамошними светилами моего сына при поступлении такова: "Состояние ребенка тяжелое. Положение - вынуденное с запрокинутой головой и вытянутыми, перекрещеными нижними конечностями. Левосторонний гемипарез, паретичная установка кистей, горизонтальный нистагм, рефлексы орального автоматизма угнетены (мой сын не сосал), эпизоды тонико-клонических судорог, во время приступа - парез взора вправо". После 9 дней обследования профессорами на дорогостоящем оборудовании наш "букет здоровья" пополнился следующими диагнозами: органическое поражение ЦНС, симптоматическая эпилепсия, спастический тетрапарез... Мой сын умер 29 апреля, прожив (просушествовав? промучавшись?) 1,5 месяца, хотя я сейчас понимаю, что его сознательная жизнь закончилась где-то на полпути к рождению...

На третий день после родов мы обратились в прокуратуру, по фактам проведенной проверки было возбуждено уголовное дело о причинении тяжкого вреда здоровью по неосторожности, но т.к. моего сынишки больше нет, дело возвращено для пересмотра и в настоящий момент выносится решение о возбуждении УД по статье о причинении смерти...

г.Москва, родильный дом № 15 (ул.Шарикоподшипниковская, 3. Ближайшее метро - Пролетарская)
Дата описываемых событий:  ноябрь 2008 г.
Данилова Ирина Сергеевна сообщила:

Моя история - одна из тысяч таких же. Но я уверена, что немногие будут об этом куда-то писать. Оговорюсь сразу: в суд я подавать не стала, потому что с ребенком на руках мне не до этого, доказать что-либо я вряд ли смогу, да и сами против себя врачи свидетельствовать не будут.

Моя беременность проходила просто идеально: никаких осложнений, угроз, токсикоза, прекрасные результаты всех анализов. В ж/к только удивлялись, что я такая здоровая и все в порядке. Срок родов мне поставили - 22 ноября. Посчитали по формуле Негеле с учетом 28 дней цикла, хотя на самом деле у меня 31 день, да и зачатие было в первых числах марта (мы с мужем точно знаем об этом). Однако врач-гинеколог все это учитывать не стала.

Врача-акушера я выбрала сама по рекомендации друзей. Мне хотелось быть уверенной, что со мной будет работать грамотный специалист, который не навредит (роды у меня были первые). Посоветовавшись с выбранным акушером мы решили не заключать контракт с роддомом, поскольку патологий никаких нет, а тратить деньги на внешнее убранство не имеет смысла. Плюс врач нас с мужем заверил, что роды по контракту от обычных ничем отличаться не будут, кроме как отсутствием отдельной палаты в предродовом. Врач-акушер предложил мне лечь в стационар на небольшое обследование и сдачу анализов. Я хотела отказаться, однако он настоял уверяя, что это необходимо, и что в стационаре я проведу всего пару дней: сегодня возьмут анализы, а завтра я уже отправлюсь домой.

В стационар я приехала в четверг утром 27 ноября. Мне дали подписать бумаги. С некоторыми пунктами я не была согласна, но нигде не оговаривалось, что что-то можно вычеркнуть, и никто об этом не предупреждал. К тому же меня торопили, поэтому я просто поставила свою подпись решив, что позже смогу написать отказ, если мне что-то не понравится. Да и задерживаться я там не собиралась. После этого меня побрили: очень грубо, с порезами. Было больно.

Около часа я провела в приемной в ожидании перевода в палату. Наконец меня перевезли на этаж. Палата была хорошая, кормили замечательно.

Результаты моих анализов пришли быстро, все было в норме. Врач сказал, что в пятницу после обеда я смогу уехать домой. Однако в пятницу утром он мне заявил, что считает мою беременность переношенной (опять же считая по формуле Негеле) и что домой меня отпускать не собирается. На мои возражения ответил отказом, доводы о том, что зачатие было в начале марта его не заинтересовали, результаты УЗИ (где срок родов - 6-7 декабря) оказались для врача лишь вспомогательными данными (???), которые ничего не определяют. Кроме того, врач сообщил, что назначил мне введение свечи для размягчения шейки матки.

Заподозрив неладное, я позвонила мужу. Через интернет мы выяснили, что это стимуляция родов, хотя врач меня убеждал, что это просто оказание помощи матке, чтобы процесс родов в последствии проходил легче.

Когда я твердо отказалась от свечи, мой акушер сказал, что я останусь в роддоме до понедельника и если в выходные не рожу, отправлюсь домой. Тут же выяснилось, что посещать меня муж не сможет (хотя до этого врач говорил, что посещения возможны).

В воскресенье у меня отошла пробка и начались тренировочные схватки. Когда я сообщила об этом врачу, он ответил, что все идет как надо. Но добавил, что и в понедельник меня не отпустит, потому что беременность переношенная и мне уже давно пора рожать. Поэтому в понедельник утром будет собран консилиум врачей, которые решат, как мне стимулировать роды.

В понедельник меня осмотрел еще один врач и рекомендовал амнеотомию. Показаниями к ней он посчитал слишком плотный плодный пузырь и переношенность плода согласно расчетам по формуле. Опять же на мои возражения и доводы по поводу срока зачатия, неправильных расчетов, показаний УЗИ никто не обратил внимания. Более того, меня начали запугивать, что плодный пузырь слишком плотный и сам не лопнет, а это значит, что роды не начнутся в срок и ребенок будет страдать от гипоксии. Под гнетом такого страха я согласилась на амнеотомию.

Вечером накануне плановых родов мне назначили укол «для хорошего сна». Я отказалась. А утром 2 декабря мне сделали клизму и перевели в предродовое отделение. Через час пришел врач и проколол мне пузырь, начались схватки. Затем мне сделали эпидуральную анастезию (как сказал врач - это самый безопасный способ обезболивания(!!!): я не устану от долгих схваток и никакого вреда ребенку не будет). Во время схваток ко мне дважды подходила медсестра и давала на подпись какие-то бумаги. Прочитать я была не в состоянии и до сих пор не знаю, что же я подписала. Еще одну бумагу мне принесли подписывать прямо на родовое кресло.

Когда начались потуги, и меня посадили на родовое кресло наподобие гинекологического, мне сказали, что я должна согнуть спину полукругом, сделать глубокий вдох всеми легкими и тужиться. С согнутой спиной много воздуха в легкие я набрать не могла, тужиться получалось плохо, воздуха не хватало, о чем я сообщила врачу, однако мне ответили, что я себя просто жалею и если не буду тужиться как следует, то мне поставят щипцы. Медсестра держала мою спину рукой так, чтобы я не могла выпрямиться, потому что выпрямлять спину нельзя. От нехватки воздуха я чуть не потеряла сознание - пошли круги перед глазами. Двигаться мне тоже не разрешали, все говорили, что нельзя и крепко держали. Даже пытались давить на живот, чтобы роды прошли быстрее.

Когда я родила, ребенка приложили к груди и перерезали пуповину, потом забрали на процедуры. Педиатр меня спросила насчет прививок, я отказалась. Тогда врачи всей бригадой стали на меня кричать, что я безответственная и не хочу обеспечить своему ребенку защиту от инфекций, а педиатр мне показала подписанную мной при приеме в роддом бумагу, где не вычеркнут пункт о прививках. Сославшись на мою подпись, она сказала, что я уже дала согласие. На мой вопрос, почему меня не предупредили, что можно вычеркнуть пункты, мне никто не ответил. Я спросила, можно ли подумать о прививках, но педиатр сказала, что думать надо было вчера (при этом о прививках в первые часы жизни ребенка я не имела ни малейшего представления, а предупреждать меня тоже никто не стал). Времени писать отказ у меня, естественно, уже не было, поэтому моему ребенку сделано две прививки в роддоме. У меня еще продолжались схватки, но послед не выходил. Подождав 5 минут, акушерка сначала потянула за остаток пуповины, потом стала давить мне на живот руками, чтобы послед вышел. Когда ничего не получилось, мне сделали легкий наркоз, вынули послед и зашили разрез.

После этого акушерка принесла мне ребенка еще раз - покормить, а потом отвезла его в детское отделение. При этом, когда я кормила ребенка, акушерка кашляла как при бронхите. И все время нахождения с моим ребенком она была без маски, в том числе взвешивая, измеряя и пеленая (!).

В послеродовом отделении мы кормили детей строго по часам, не имея возможности их навещать. При этом мне три раза приносили НЕ МОЕГО ребенка. Медсестры детского отделения ходили без колпаков, надевая их только когда появлялось начальство. На второй день у моего ребенка появилась на щеке ссадина с запекшейся кровью - достаточно глубоко содрана кожа. Кроме того, малышей постоянно кормили смесями, даже несмотря на мою прямую просьбу не делать этого (я категорически против). В результате ребенок не брал мою грудь, отчего у меня почти начался лактостаз. Пришлось разбивать отвердевшие железы при помощи аппарата УЗИ.

При выписке из роддома в бумагах обнаружился целый ряд ошибок. Но в выходные в роддоме никого почти нет, поэтому переоформлять бумаги пришлось ехать мужу уже среди недели. А наши документы отправили в другую детскую поликлинику, из-за чего наш ребенок неделю был без присмотра педиатра (врача мы в конечном итоге вызвали сами).

г.Кунгур (Пермский край), роддом
Дата описываемых событий:  февраль 2002 г.
Рогожникова О.В. сообщила:

Жду второго ребенка. Первого родила в Кунгуре, в нашем единственном роддоме, во 2-ом родильном отделении.

Когда начались роды, мне поставили капельницу, я уснула. Проснулась во-время - капельница закончилась, а докричаться ни до кого не могла. Капельницу выдернула сама. Чувствую, что ребенок уже пошел, а рядом никого. Прибежали, когда уже истошным криком просила о помощи (все-таки первый ребенок)...

Когда выписали, у меня и ребенка оказался хламидиоз, стафиллоккок, хотя до этого у меня были хорошие анализы. Второго ребенка буду рожать в Перми, решила точно.

г.Ростов-на-Дону, Центральная городская больница
Дата описываемых событий:  05.02.2009 г.
Богуславская Юлия Александровна сообщила:

Мне отказывают в постановке на учет по беременности по месту жительства на основании того, что предыдущие двое родов у меня прошли благополучно дома.

В прошлые беременности я наблюдалась в этой поликлинике, но рожала дома. Естетственно, для всего медперсонала это было ЧП. Они приходили домой, возмущались, ругались, упрекали... И вот теперь, в связи с третьей беременностью я пришла становится на учет в поликлинику, и попросила сменить врача. Ответили грубым отказом. Более того, мне сказали, что так как я рожаю дома, то они будут на меня жаловатся в вышестоящие органы(!), и если я опять собираюсь рожать дома, то могу в их больницу и не приходить, на учет они меня не поставят. А если все-таки встану на учет и не буду выполнять указания врачей: отказыватся от УЗИ, от некоторых анализов (как я это делала раньше), - то меня сразу снимут с учета!

Естественно, это все сопровождалось рассказами про мертвецов, мертворожденных и т.п.

Меня обвинили в безграммотности и безответственности.

г.Пермь, родильный дом «Аист» (ГКБ №2)
Дата описываемых событий:  август 2008 г.
Голикова Наталья Константиновна сообщила:

Родильный дом «Аист» мы выбрали заранее. И я, и мой муж слышали о нем много хорошего от знакомых и друзей. Мы сходили на «День открытых дверей», причем даже лично пообщались с зав. акушерским отделением (А.Г. Щепин). Александр Геннадьевич сообщил всем, что нам расскажут план ведения родов по прибытии в роддом. Как я понимаю, это когда тебе говорят, что с тобой будут делать. Разумеется, я полагалась на профессионализм врачей, раз уж выбрала роды не на дому.

Зрение у меня слабое, поэтому мне назначили плановое «кесарево». Но как раз подошел срок рожать, и в роддом я попала уже со схватками. Муж привез меня в пять утра, у людей заканчивалась смена. Надо отдать должное этим людям, август у них очень «урожайный», им приходится принимать рожениц в 2-3 раза больше нормы. Не отказывают никому.

Так вот, встретили меня неласково уже в приемном покое. Но я настраивалась не ждать особых нежностей и «сюсюканья». Не обласкали меня и в родильном блоке, разговаривали сухо, но по делу и то ладно. Вот только никакого «плана ведения родов» мы не обсуждали. Мне сложно представить, что чувствуют беременные, которые совсем ничего не читали и не узнавали заранее о родах.

Это все было длинным предисловием к собственно жалобе. Врач (фамилии не помню, но называть бы и не стала) скомандовала усесться на гинекологическое кресло и, когда я туда взобралась, она подошла ко мне с этой страшной штукой. Сразу отмечу, что моя специальность (документовед, образование высшее) очень далека от медицины и мне, начитанной такой, только показалось. Но показалось так хорошо, что спустя год мне снятся кошмары про эту штуку. Это была такая палочка с крючком на конце. Думаю, мне хотели вскрыть околоплодный пузырь, без лишних разговоров (ускорить родовую деятельность, хотя я не просила). Мне попеняли, что родовая деятельность еще не началась (только вот не пойму, в чем я виновата, и еще не ясно, а что тогда означают болезненные схватки с интервалом в 7-10 минут).

Я, увидев этот крючок на палочке, сжалась в комок, мне стало невообразимо страшно, даже дыхание перехватило. Еле нашла в себе силы внятно напомнить, что у меня плановое «кесарево». В ответ услышала «что ж вы раньше молчали». От меня мигом отстали и крючок сразу куда-то исчез. Велели слазить с кресла и ждать новую смену врачей (до нее оставалась уже пара часов).

Вот собственно и вся жалоба. Они тоже люди и они устали за смену. Мне ни разу никто не улыбнулся и не приободрил. Свои действия комментировать посчитали совершенно ненужным делом.

Новую смену я благополучно дождалась, меня оперировала группа замечательных анестезиологов и врачей. Вот когда меня действительно обласкали и успокоили. Никаких осложнений не было потом и у малыша все нормально.

Хочу добавить, что зла на роддом и на врачей не держу, «жаловаться в инстанции» не собираюсь, а второго ребенка пойду рожать тоже в «Аист».

Уважаемые врачи-акушеры! Разговаривайте со своими подопечными! Ведь даже когда корова телится, с ней разговаривают. Лично я - очень послушная пациентка, терпеливая и вежливая (хоть и нескромно это звучит), многого и не прошу. Всего лишь людского доброго отношения к себе и другим родильницам и роженицам.

Дата описываемых событий:  апрель 2008 г.
Шуляк Ольга Владиславовна сообщила:

На 23-й неделе беременности я пришла вставать на учет в женскую консультацию. Войдя в кабинет, попросила дать направления на анализы. Акушерка, не взглянув на меня, потребовала принести справку от узиста о беременности. Процедура УЗИ добровольная, поэтому я отказалась и попросила определить беременность другим способом. Профессиональный медработник заявила, что беременность можно определить только с помощью УЗИ, либо на гинекологическом кресле. Я (историк по образованию) и то знала, что осмотр на кресле делается до 12 недель беременности. На моем сроке всё вполне можно определить сантиметровой лентой. Этой "процедуры" удалось добиться только моему мужу, когда он пришел со мной на прием (хотя были попытки медперсонала выставить его за дверь).

Ни врач, ни акушерка не поинтересовались, как протекала беременность. Сразу приступили к запугиванию паталогиями и предстоящими проблемами, так как я не таскалась в консультацию еженедельно с банкой мочи, а наблюдалась в не известном им клубе «Дельфиния» (хотя его реклама уже несколько лет размещается в диспансерных книжках беременных).

Отдельно про сдачу анализов. Мне приходилось отпрашиваться с работы, вставать рано утром и натощак ехать в переполненном транспорте. Одни анализы принимаются с утра, другие с обеда, лабораторные кабинеты работают по полчаса и то не каждый день. Общие очереди, где беременных не пропускают ни здоровые мужики, ни больные старики.

Опишу два эпизода.

20 беременных, которым назначили сдачу крови из вены на 13.00, стоят вдоль стен у входа в процедурную, т.к. идет платный прием работников ярославского зоопарка. Простояли беременные "всего" минут 40. В течение этого времени на вопросы о начале приема лаборантка отвечала воплями и оскорблениями.

Опять сдача крови, теперь из пальца. Лаборантка замечает, что я беременна и громко комментирует: «Как я ненавижу этих беременных! У них так много крови! После них приходится отмывать инструменты и стол!»

Визиты в женскую консультацию иногда доводили меня до слез, я долго не могла успокоиться.

Яндекс.Метрика